Уточнение по вопросу

Больше
2 года 11 мес. назад #185 от slordax
slordax создал эту тему: Уточнение по вопросу
Отец Артемий!
Недавно пользователь Родник поднимала несколько интересных вопросов. В частности давала ссылку на главу из книги Антония Сурожского "Школа молитвы" www.tihvin-hram.ru/molitvy размещенную на сайте Тихвинского храма в г.Троицк.

Интересует Ваше мнение о статье.
Спасибо сказали: Родник
Тема заблокирована.
Больше
2 года 10 мес. назад - 2 года 10 мес. назад #187 от и. Артемий
и. Артемий ответил в теме Уточнение по вопросу
Отношусь с огромным уважением к митрополиту Антонию Сурожскому, но недавно прочитал "Одна ночь в пустыне святой горы" Влахоса, и как раз заканчиваю 1й том свт. Игнатия Брянчанинова "Аскетические опыты", также параллельно читаю св. Нила Сорского и св. Симеона Нового Богослова.
Моё резюме по "Школе молитвы": "небо и земля", сочинение митрополита Антония не идёт ни в какое сравнение с перечислеными выше сочинениями. В "школе молитвы" меня насторожило, что автор часто ссылается на опыт молитвы инославных, приводит цитаты вообще не христиан, как пример истинной молитвы. Может быть на выбор примеров повлияла обстановка, в которой митрополит находился. Может он просто хотел сослаться на те примеры, которые будет приняты окружающими его людьми? Но в Британии много православных святых. В любом случае, он автор, ему решать, но ему и отвечать. Святоотеческая традиция скорее состоит в том, чтобы предостерегать людей от подражания неправославной духовности. Так, молитвенный опыт латинских святых чаще можно классификацировать не как эталонный, а как вредный, опасный, часто, тем же свт. Игнатием, и не только им, обозначающийся словом "прелесть".
Так что, я бы не стал рекомендовать это сочинение, человеку желающему узнать Православное, или что то же святоотеческое учение о молитве.

Намного важнее делать правильные вещи, чем делать вещи правильно!
Последнее редактирование: 2 года 10 мес. назад от и. Артемий.
Спасибо сказали: Родник
Тема заблокирована.
Больше
2 года 10 мес. назад #189 от slordax
slordax ответил в теме Уточнение по вопросу
Действительно ни о каком внимании, покаянии, и благоговении (с) (Ф.Затворник, И.Брянчанинов) при молитве там речи не идет, только от лат. "compassio" сочувствие, сострадание т.е. эталон молитвы взят в учении католического святого Франциска Ассизского. Вне всякого сомнения тот кто пойдет по такому молитвенному пути может попасть в прелесть в т.ч, возможно, и с особыми психо-соматическими состояниями (стигматами и проч.).

Может он просто хотел сослаться на те примеры, которые будет приняты окружающими его людьми?

Думаю, что во времена его духовного становления (родился в 1914г., основное служение 60-ые годы 20 века) православная церковь и в частности РПЦ МП претерпевала страшные гонения. Естественно школа православия была разрушена, знания брали от доступных западных отцов. Вот так и вышло.

Плохо то, что эта статья появилась на сайте Тихвинского храма г.Троицк т.е. Москва. Редактор должен все-таки разбираться, что к чему.
Спасибо сказали: Родник
Тема заблокирована.
Больше
2 года 10 мес. назад #190 от slordax
slordax ответил в теме Уточнение по вопросу
Еще вопрос уже не по этой теме.

Как научиться не осуждать и в тоже время не быть толерантным ко греху. Как увидеть эту границу и правильно отреагировать если это проявление гордыни плотно вошло в обыденную жизнь и попросту незаметно.
Да, я понимаю, что можно разложить разные жизненные ситуации на фрагменты:

Иванов - ты обжора (осуждение)
Иванов - не объедайся (наставление)

С другой стороны как я могу кого-то наставлять если у самого "бревно в глазу"?
Тема заблокирована.
Больше
2 года 10 мес. назад - 2 года 10 мес. назад #191 от и. Артемий
и. Артемий ответил в теме Уточнение по вопросу
Вы же сами правильно рассудили: разделить грех и поступок.
Грех - ненавидеть и обличать,
Грешника - любить и наставлять.

Помните рекомендацию ап. Павла в Гал.6:1: "Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные,исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным"
Т.е. при наставлении, смирение не отменяется, а напротив, видимо, надо держать в голове мысль примерно такого содержания: "Я не лучше".
П.С.: не факт, что я прав, но исходя из того, что изначально в тексте послания, как и всего Нового Завета не было ни пробелов между словами ни знаков препинания, я допускаю чтение этого отрывка и в таком варианте: "Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового, в духе кротости наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным". И, возможно, выражение "в духе кротости" относится как к первой, так и ко второй части. Т.е. во втором случае получается, что апостол прямо указывает, что дух кротости является следствием внимательного отношения к себе и осознания своей греховности, а это будет влиять даже на то, какие слова и с какой интонацией человек будет использовать для наставление брата впавшего в согрешение.

Намного важнее делать правильные вещи, чем делать вещи правильно!
Последнее редактирование: 2 года 10 мес. назад от и. Артемий.
Спасибо сказали: Родник
Тема заблокирована.
Больше
2 года 10 мес. назад #192 от Родник
Родник ответил в теме Уточнение по вопросу
Есть еще сайт Санкт-Петербургской Духовной академии (spbda.ru) и там статья


АРХИМАНДРИТ АВГУСТИН (НИКИТИН). СВЯТОЙ ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ И ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМ САРОВСКИЙ


«Образы Франциска Ассизского, Серафима Саровского или Амвросия Оптинского доста­точно намекают, что такое человек высшего типа, что такое «Ангел во плоти».

(о. Павел Флоренский)

Середина XIX столетия — это время, когда межконфессиональные споры не теряли свою остроту. Крымская война (1853-1855), в ходе которой Россия противостояла не только мусульманской Турции, но и коалиции христианских стран: Англии, Франции и Сардинии, обострила межцерковные отношения. Польские восстания 1830-31 гг. и 1963-1864 гг. также не способствовали установлению веротерпимости. Православно-католическое противостояние, наблюдавшееся в различных сферах церковной жизни, особенно сильно чувствовалось в области богословия. Необъективность суждений, тенденциозность — эти негативные явления имели место и в последующие десятилетия, причем не избежали пристрастности и некоторые видные представители обеих Церквей.

По словам о. Павла Флоренского, «католики, желая подорвать значение афонского подвижничества, постарались изобразить умную молитву как дело прельщения, а веру подвижников в то, что они входят в общение с Богом, — ложной и состояние исихастов представить как не выводящее человека из сферы земли».[ii]

В православной полемической литературе всё изображалось «с точностью до наоборот», причем объектом критики был и св. Франциск Ассизский. Одним из таких авторов был представитель аскетически-консервативного направления епископ Игнатий Брянчанинов (1807-1867), известный подвиж­ник и писатель (в 1988 г. причислен к лику святых Русской Православ­ной Церкви). В своем сочинении «Приношение современному монашеству» он объявил всю католическую аскезу «прелестной», находя в ней «ложное понятие о духовных предметах».[iii] Приведя в пример некоего ересиарха Малпаса, который «проводил в отшельничестве строжайшую подвижническую жизнь с целью достичь высокого духовного состояния, впал в высокоумие и явную бесовскую прелесть»[iv], он пишет далее: «подобно Малпасу, достигли в отшельничестве сильнейшей бесовской прелести Франциск д’Асиз и другие подвижники латинства, признаваемые в недре его святыми».[v]



Продолжая свои рассуждения о «Франциске д’Асиз», епископ Игнатий ссылается на анонимный список его жития, где говорится о том, что «когда Франциск был восхищен на небо, то Бог Отец, увидев его, при­шел на минуту в недоумение, кому отдать преимущество, Сыну ли Своему по естеству, или сыну по благодати — Франциску». «Что может быть страшнее, уродливее этой хулы, печальнее этой прелести!»[vi] — воскли­цает епископ Игнатий.

Можно убедиться в том, что это не случайное высказывание епископа Игнатия, а выражение его позиции в отношении духовного наследия За­пада. Достаточно привести его строки, посвященные любимой книге рус­ских читателей — «О подражании Христу» Фомы Кемпийского (1379-1471). Это сочинение, возвышающееся над межконфессиональными барьерами, переводили на русский язык такие известные российские деятели как М.М. Сперанский (1772-1839), К. П. Победоносцев (1827-1907, с 1880 г. — обер-прокурор Св. Синода), А. П. Лопухин (1852-1904), профессор С.-Петербургской Духовной Академии.[vii] До конца XIX в. эта книга была переведена на все европейские языки и издавалась более двух тысяч раз. Однако у епископа Игнатия читаем: «В образец аскетической книги, написанной из состояния прелести, именуемой мнением, можно привести сочинение Фомы Кемпийского под названием «Подражание Иисусу Христу». Оно дышит утонченным сладострастием и высокоумием».[viii]

Крайность подобного рода воззрений была подвергнута впоследствии основательной критике. Особенно много сделал в данной области В.С. Соловьев (1853-1900), выявивший вероисповедную и национальную ограниченность этой формы «особого пути» Востока. Один из его последователей — князь Евгений Николаевич Трубецкой (1863-1920) подчеркивал заслуги В. С. Соло­вьева в деле сближения Церквей Востока и Запада. В статье «Старый и новый национальный мессианизм»[ix] читаем: «Утверждать, что Цер­ковь св. Бернарда, св. Франциска, Фра Беато и немецких мистиков не знала Христа и что нам предстоит впервые явить Его Западу, после этих разоблачений стало невозможным; так же невозможною стала гор­деливая мысль, будто все западное христианство уклонилось в язычество, а христианство восточное осталось свободно от этих уклонений».[x]

Что же касается «утонченного сладострастия», которым «дышит» сочинение Фомы Кемпийского, то епископ Игнатий (Брянчанинов) не был первым, кто бросил подобный упрек в адрес западной аскезы. «Православное богословие часто несправедливо и с большим преувеличением обвиняет католическую мистику в эротизме, — пишет Н. А. Бердяев. – Это связано с тем, что католическая мистика более драматична, в ней человек вытягивается вверх к Богу, Бог есть предмет любви, объект. В восточной мистике Бог вовсе не есть объект, к которому человек страстно стремится, — Бог есть любовь, проникающая в человека».[xi]

Примечательно, что «общий» святой Православной и Римско-Католической Церквей — св. Бенедикт Нурсийский (преп. Венедикт, род. ок. 480 — ск. 543), основоположник западного монашества, остается как бы вне зоны крити­ки. А ведь при желании можно было бы предъявить сходные претензии и ему, а, точнее, тем авторам, которые повествовали о его деяниях. Наиболее известное «житие» преп. Бенедикта было включено в книгу па­пы Григория Великого (Двоеслова) (590-604) «Диалоги о жизни италийских отцов» (593 г.). Вот что пишет об этом сочинении отечественный исследователь-медиевист Илья Николаевич Голенищев-Кутузов (1904-1969), док­тор Парижского университета: «Книга Григория наполнена описанием чудес, творимых италийцами. Скалы раскрываются, и из них начинают бить источники; реки меняют свои русла; по молитве сестры Бенедикта Схоластики, которая хочет продлить свидание с братом, разверзается ясное небо и потоки дождя в раскатах грома и сверкании молний низ­вергаются на землю».[xii]

Таков был в то время «житийный» стиль и на Западе, и на Востоке, и это оказало определенное влияние на духовную культуру раннего итальянского Возрождения. «Диалоги о жизни италийских отцов и о бессмертии души» становятся популярнейшей в Средние века книгой, — продолжа­ет И. Н. Голенищев-Кутузов. — Многие ее ситуации и эпизоды будут пов­торены в житиях Франциска и Бернарда и в аналогичных произведениях на латинском и национальных языках».[xiii] Вот еще одно свидетельство, относящееся к данной теме. Современный католический богослов Жак Лев пишет о том, что «молитва христиан ХП и ХШ веков во времена св. Франциска и св. Доминика заимствована у св. Бенедикта или св. Кассиана, жившего на век раньше, и, разумеется, у греческих отцов Церкви».[xiv]

Возвращаясь к словам св. Игнатия Брянчанинова, сказанным по поводу западной аскезы, можно задать вопрос: чем объяснить тенденциозный подход к личности св. Франциска со стороны знаменитого духовного писателя? Ведь сам Франциск не был виновен в тех наслоениях, которые были привнесены в его биографию. Так, вскоре после кончины св. Франциска папа Григорий IX поручил Фоме Челанскому составить жизнеописа­ние подвижника из Ассизи. В этом «Житии», составленном Фомой Челанским, особенно выделяются легендарные черты образа святого — реаль­ные факты из его мирской жизни почти отсутствуют.

К сожалений, епископ Игнатий не располагал «каноническим» текстом жития св. Франциска; в его эпоху на Западе бытовали легендарные жизнеописания «бедняка из Ассизи». Отечественные историки обращали внимание своих читателей на это обстоятельство, но при этом они отнюдь не умаляли заслуги св. Франциска. Так, П. М. Бицилли (1879-1953), автор монографии «Элементы средневековой культуры», пишет: «Почитание св. Франциска в некоторых кругах сводится к мелочному выискиванию «сообразований» его с Христом: параллелизм должен быть выдержан до конца, в самых, казалось бы, незначащих подробностях; в человеке-символе важна именно символическая его сторона; за сходством во внешних обстоятельствах жизни поэтому признается особенная ценность».[xv]

Как бы отвечая на упреки епископа Игнатия Брянчанинова, автор одного из жизнеописаний св. Франциска – З. А. Венгерова, пишет: «Вся жизнь Франциска Ассизского проникнута была двумя основными чертами его натуры — смирением и светлейшей радостью. Смирением объясняется высота самоотречения, на которое способен был этот человек: ему воз­давали почти божеское поклонение, и, несмотря на это, он готов был всегда подчиниться последнему из братьев и считал себя лишь случай­ным орудием Божественной любви, распространяющейся на людей через его посредство».[xvi]

Такого же взгляда на личность св. Франциска придерживается целый ряд отечественных авторов. К их числу относится Петр Константи­нович Иванов, автор книг «Смирение во Христе» и «Тайна святых». Он приводит отрывок из жития св. Франциска, где повествуется о том, как тот, постившись сорок дней и сорок ночей по примеру Христа, съел всё же полхлеба из двух, только бы не походить целиком на своего Божест­венного Учителя и не дать повод к самомнению.[xvii]

Выдающийся русский философ-мистик Николай Александрович Бердяев (1874-1948) глубоко чтил память св. Франциска, разграничивая его лич­ный молитвенный подвиг и то, как затем это интерпретировалось его последователями. «В ХШ веке францисканцы проповедовали о трех эпохах — Отца, Сына и Духа Св., и эпоху Духа начинали с св. Франциска»[xviii], — пи­сал Бердяев.

Св. Игнатий Брянчанинов предостерегал своих последователей от того пути нравственного совершенствования, двигаясь по которому, «подвиж­ник примет ложные понятия о духовных предметах и о себе, сочтет их истинными».[xix] И здесь же, в качестве примера для подражания, он упо­минал о выдающемся представителе Русской Православной Церкви — преп. Серафиме Саровском (1760-1833), основателе Саровского монастыря в Там­бовской губернии. Вот что писал епископ Игнатий об этом подвижнике, причисленном к лику святых в 1903 году: «Если же Бог узрит тебя способным к затвору, то Сам неизреченными судьбами Своими, доставит тебе пустынную и безмолвную жизнь, как доставил ее блаженному Серафиму Саровскому».[xx]

Таким образом, в сочинении епископа Игнатия как бы противопоставляются две фигуры — св. Франциска Ассизского (католический Запад) и преп. Серафим Саровский (православный Восток). Это сделано вскользь, в качестве «постановки вопроса», и дальнейшего развития эта тема в трудах святителя Игнатия не получила. Попытку сопоставить деятель­ность обоих подвижников предпринял М. В. Лодыженский, автор книги «Ми­стическая трилогия» (тт. 1-3, Спб. 1912-1914). Во втором томе своего со­чинения, озаглавленном «Свет Незримый», М. В. Лодыженский уделяет бо­льшое внимание и преп. Серафиму Саровскому (гл. З), и св. Франциску Ассизскому (гл. 4). Особый интерес представляет 5-я глава сочинения, но­сящая название «Мистика св. Серафима и мистика св. Франциска» (С. 112-133). Примечательно, что осветить эту тему взялся мирянин, непрофессиональный богослов. Однако, по отзыву профессора Московской Духов­ной Академии С.С. Глаголева, М.В. Лодыженский «порою может наставить и профессионального богослова».[xxi]
Тема заблокирована.
Модераторы: и. Артемий
Время создания страницы: 0.183 секунд
Работает на Kunena форум