Деревья держат небо.
Качаются дома.
Опустошает некто
Господни закрома.

Снег тайно проникает
В бездушье мертвецов,
И нежными губами
Целует их в лицо. 

Уже не отмахнуться –
Пол неба на плечах,
И тихо слезы льются
В подушки по ночам.

Фото: Сутягин Владимир Федорович.

Женщина слышит свое сердце.
Женщина видит свою душу.
Ты можешь быть гостем,
зайти в Храм, 
постоять.
Стать высотой ее свода и глубиной ее бездны.
Ты даже сможешь увидеть себя 
в каком-нибудь уголке на иконке,
а можешь себя не узнать.
Как же ты догадаешься,
что все свечи,
которые горят в ее Храме -
это Ты.
Женщина слышит свое сердце.
Женщина видит свою душу.
Ты можешь быть 
гостем.

 

Слеза моя - благодарение
за Рождество, за Снег, за Жизнь!
За теплый образ Умиление
и материнское: Держись!
За труд и радость быть любимой -
взаимной нежности звезда!
За то, что грусть неповторима,
но так похожа иногда…

За то, что Родина снежинкой,
на шар ложится голубой,
и невидимкой, невидимкой
стихи кружатся над судьбой.
Слеза моя, моя надежда,
роняйся на снега, теки,
и растопляй легко и нежно
душ леденящих ледники.

Не уходи, любовь, не надо, 
Я буду клясться на крови, 
За каждым вздохом, каждым взглядом 
Стоят посланники твои. 
Пусть всё давным-давно известно, 
Кто в жизни вор, кто в жизни враль.
Голубоглазая невеста
Поет Рождественский январь

Я вам снег принесла белый-белый, 
Пусть коснется любовь ваших глаз.
И остался в душе след несмелый, 
И осталось в уме пару фраз.
«Я вам снег принесла белый-белый, 
Пусть коснется любовь ваших глаз».

Как мало дарят слез любви…

Все больше делятся печалью.

У глаз белеют корабли,

Один из них уже отчалил.

 

Корабль,  лодочка,  слеза,

Не всё ль равно,  в какие реки,

И наплывает на глаза

Любовь о ближнем человеке. 

Научи меня молиться, Господи,

Корни высохли у музыки моей,

Разреши мне в звуке длиться, Господи,

В душу пересохшую пролей

Слово Истины простое и надежное,

Чтобы Вечность сказкой не была,

Чтобы сердце бедное тревожили

Только настоящие дела.

Нам поможет любовь, на горе монастырь

И высокое, синее небо

Рассказать о земле белорусских Святынь,

На которой твой внук еще не был.

 

Высыхают ручьи и болота чадят,

А крыницы поют в полный голос.

Среди плачущих ив, среди неманских хат

Прорастает живительный колос.