Согреют душу добрые дела.
Земля моя, ты – белая невеста.
Смотрю, как в детстве, нежно на тебя
И не хватает вдохновенью места.

Ты все вмещаешь: скорби и мольбу, 
Забвение и с Преподобным встречу, 
Моих смятений жаркую борьбу
И благодатный Лавришевский вечер. 

А жизнь проходит, «Се грядет Жених»,
Огонь то гаснет, то горит навстречу, 
И все короче пламенные речи,
И все печальней вспоминать о них.

Юлия Митько

Ни слова, ни трава, ни весёлая песня
не поведают людям о верной любви...
Золотится над Нёманом к вечеру месяц,
сколько было дано, ты успей - собери.

Плачу, плачу я горько, не знавшая меры,
что могу я? Ты видишь желанья мои...
Пусть дела - твои Господи, вестники веры, 
повествуют о тихой и нежной любви.

Белый край для меня пусть останется белым
и открытыми замыслы грешной души.
Светит месяц над Нёманом ясный и смелый
и дымят вдоль дороги углей камыши.

Юлия Митько

Одуванчики-желторотики,
Желтоклювики, сорванцы,
Да черемух цветочки-плотики
Разлетелись во все концы!
Прирастаю душою к лавочке,
Прорастаю, пускаю цвет.
Все влюбленные бродят парочки.
Ни разлуки, ни времени нет!

 

Юлия Митько

Попрошу прощенье у березы белой, 
на Крещенье утро серебром горит!
Иоанн Предтеча людям во Спасенье
дарит щедро слезы, как волхвы дары!

Мой обычай бедный, моя кровь хмельная, 
но вливает небо благодать в купель,
ледяное сердце в воду окунаю, 
и из глаз горячих потекла капель.

О, мое Крещение! Белая береза,
тихая деревня, из трубы дымок!
Попрошу прощенье, здесь, пока не поздно,
чтобы тот, кто после, верить тоже мог.

 

Юлия Митько

Не для того моя тревога
кружила годы надо мной, 
и если сердце славит Бога,
что это значит, милый мой?

А это значит, что обратно
в ту жизнь дурную хода нет, 
и если что-то не понятно, 
придёт со временем ответ. 

Все к лучшему. Метёт и пусть метет, 
Минск справится, он город современный. 
Лопаты, соль и тракторы найдёт, 
и гнев, и гордость жителей - мгновенно. 

А я грущу по белой тишине, 
забытой Богом деревеньке малой, 
где кот, цветы на ватке на окне,
по бабушке согбенной, старой-старой.

Распушился снежок голубой, 
вновь дорога ясна и опрятна, 
птицы звонкой, весёлой гурьбой, 
пронеслись, как года, безвозвратно. 

Радость наша всего лишь на миг,
серебро ли горит и сверкает,
взгляд влечёт, точно в небе магнит,
Рождества ворожба золотая.

Озаряется божья ли тварь, 
то ли ветер смещает просторы,
есть на свете тоска и печаль, 
много боли, обиды и горя,

но ты только взгляни на мороз,
сколько в нем красоты и старанья.
Опиши, если можешь без слез,
Той высокой ночи предстоянье.

 

Юлия Митько