Я - послушница, мне не нравится мое послушание. Как быть?

В монастыре у послушников своей воли нет - какое послушание дадут, его надо принимать как от руки Господней. Это послушание нужно исполнять с радостью, потому что оно тебе дано от начальствующих, а значит и от Господа. Святые отцы говорят: "Если послушник трудится на послушании до пота, то капли пота Ангелы Господни приносят пред Престол Господа и требуют помилования этому человеку".

Помню, когда меня рукоположили во иеродиакона, дали послушание, которое было для меня тяжело. На этом послушании прежде трудилось 2 человека, но второго только что рукоположили, он служил каждый день, и мне одному приходилось нести послушание в трапезной. Встаешь в 5 утра, сначала - полунощница, потом - литургия. После службы приходишь в столовую и начинаешь накрывать на столы. Надо было поставить посуду, порезать хлеб, накормить рабочих, убрать грязную посуду, помыть трапезную и снова накрыть столы для братии. Каждому поднести второе (первое ставили на каждый стол в кастрюле). После обеда все убираешь, посуду сдаешь. Потом шли опоздавшие - занятые на послушании, их надо было накормить. Потом приходили студенты-семинаристы... Только все уберешь - пора на службу идти. Когда служба заканчивалась - снова столы накрывать, братию кормить, со стола все убрать. В это время в трапезной читались каноны, вечерние молитвы - приходилось ждать до 23 часов, пока все разойдутся. Так было изо дня в день. А еще надо было утром хлеб получить, через день квас делать - бочку литров на 200... Придешь поздно в келию - ног под собой не чуешь, а в 5 утра опять встаешь. Как-то Господь давал, что я не роптал, а с радостью все делал. Думаю: "Ну, слава Богу! Господь дал мне такое испытание". У меня после того, как я перестал работать в столовой, появилось чувство понимания тяжести этого труда. Я знал, как это трудно, потому, когда вставали из-за стола, собирал посуду, помогал убирать все со столов. В монастыре человек должен все послушания пройти, чтобы знать тяжесть труда на любом месте. Всякое послушание надо со страхом Божиим делать, во славу Божию.

 

Самым тяжелым послушанием было исповедовать людей. Исповедовали даже ночью. Провел общую исповедь, народу не так и много. Начинаю исповедовать, смотрю: 2 часа ночи, а народ не кончается, 3 часа.., 5 часов утра - и все 10 человек стоят. Оказывается, 10 стоят - ждут исповеди, а другие спят. Кто поисповедовался - будит другого на исповедь. Пять утра, меня ноги уже не держат, спать хочется, думаю: "Слава Богу, мне больше достанется. За это Господь дает благодать еще здесь на земле". И действительно: тело устало, изнемогло - еле стоишь, а в душе - мир, тишина и покой.

Однажды, помню, за ночь прошло много людей на исповеди. Попались такие "мясистые" рыбки, у которых очень много тяжелых грехов, смертных. Они никогда не исповедовались. С ними поговоришь, дашь возможность покаяться, смотришь - они радостные уходят... Хоть на часок, но отдыхать ходил. Лягу - злой дух меня берет и в постели подбрасывает. Лечу, переворачиваюсь в воздухе, и... в это время просыпаюсь. Закрываю глаза, засыпаю - он опять берет и подбрасывает. И так несколько раз, сон и проходит. А мой духовник присылает за мной, зовет на исповедь под Успенский собор. Не спавши ни часа, снова иду исповедовать. Духовник прекрасно знает, что я всю ночь был на исповеди, но при всех говорит с укором: "Отец Амвросий! Как тебе не стыдно... Посмотри, сколько людей - сотни стоят, ждут духовника. Час простояли - это сотни часов пустого времени! А ты все спишь! Давай, помогай исповедовать! " Я ему: "Благословите". И опять стоишь целый день... Иногда идешь дежурить в Троицкий собор у раки Преподобного Сергия. Там огромный поток людей (особенно по воскресеньям), целыми автобусами приезжают. Иностранцы, соотечественники подходят, вопросы задают, надо всем отвечать. Да еще следишь: вдруг кто-то из епископов приедет, надо вовремя святые мощи открыть. К 5 часам надо приготовить алтарь, все облачения - придут настоятель и служащие иеромонахи. Служат, поют акафист преподобному Сергию; после службы - проповедь, потом нужно все облачения отнести в ризницу, повесить, убрать алтарь, вымыть, проследить, чтобы весь храм был убран - с утра начнется полунощница. Особенно трудно было в дни празднования памяти преподобного Сергия. Всю неделю с 5 утра до 1 ночи - в Троицком соборе. Готовились к приезду Святейшего. Однажды после праздника, когда можно было спать больше 4-х часов, я в 12 ночи лег, а проснулся только в 1 дня. У меня был сильный будильник, но я его не слышал. Так я его специально стал ставить в пустую кастрюлю, чтобы громче звонил. Однажды встал раньше будильника и ушел. Отошел метров 100 - мой будильник зазвонил. Окна открыты - он звонил, как из пулемета строчил, за 100 метров было страшно его слышать. Слава Богу, я знал куда шел: это - монастырь, и - послушания надо принимать с любовью от Господа. А если сгоришь на послушании. Господь не лишит Царства Небесного.

Это касается не только монастырей. Это касается всех мирян. Все должны свою работу безропотно выполнять.

Разве Бог сказал, что нужно людям быть монахами? строить монастыри?

Бог этого не говорил. Но первой девственницей была Матерь Божия, Она отказалась от мужа, семьи и детей ради служения Господу. Все в роде Давидове должны были выходить замуж и жениться, потому что было пророчество о рождении Спасителя именно в этом роде. Все должны были вступать в брак, чтобы как можно скорее родился Мессия. Если у семейной четы не было детей, считалось, что неплодием они наказаны за свои грехи. Когда же Мессия родился, Дева Мария, оставшись Девой, стала первой вести монашеского постническую жизнь в угоду Своему Владыке. Она полностью забыла о Себе, посвятив Свои труды и помыслы сердца славе Господней. И святой Апостол Иоанн Богослов был девственником, следовал за Христом до Голгофы, а после смерти и Воскресения Спасителя преподавал ученикам уроки любви Христовой. Он всю свою жизнь посвятил своему Учителю и Богу. Девственником и постником был и Иоанн Предтеча - Креститель Господень. Уже в 1 веке появились подражатели его постнической и отшельнической жизни. В 1V веке появились первые общежительные монастыри. Они были благословлены Господом. Люди сами приносили себя в жертву Богу - и душу свою, и тело.

Кто такие монахи в миру?

70 лет советской власти многим истинным христианам не давали возможности посвятить себя Господу, не было монастырей. Всего 14 их насчитывалось по Союзу, да и то в основном в республиках. И в монастыри эти попасть было очень сложно, не давали прописки, и каждый проживающий в таком монастыре был у властей на строгом учете. Потому многие тайно принимали постриг, дома ходили в монашеской одежде, молились, а когда шли на работу, в люди, поверх монашеского надевали светское платье, под платок - апостольник, так хранили тайну своего пострига. Знаю и такое: закрыли один монастырь, монахи ушли в ближайший колхоз, и председателем колхоза стал игумен монастыря. Много было рядом колхозов, но этот по трудовым показателям был первым - монахи трудились в поте лица и молились, и никто не знал об этом. Так они вынуждены были скрывать свой подвиг.

С принятием монашества человек, оставляет свою свободную волю. По чьей же воле он начинает жить - по воле духовника?

Воля духовника - это воля Божия. Это мы видим на примере Таинства Исповеди. Как нам узнать - простил Господь наши грехи или нет? Мы подходим к духовнику, каемся в грехах, и Господь видимым образом через духовника прощает нам грехи. Так воля Божия свершается через духовников. В Ветхом Завете Господь для спасения народа посылал пророков. Ныне Он ставит епископов, священников, и через них спасает Свой народ.

Монах - это слабость или сила духа?

Какой еще монах: если настоящий, истинный - то это сила духа. А тот, который пришел в монастырь, ест-пьет и не молится, так там никакого духа нет, там пустота. Преподобный Серафим Саровский был сильный духом. Он на камне простоял 1000 дней и ночей и победил диавола - вот это сила духа! И, конечно, все, кто решил посвятить свои жизни Господу, кто молится и совершает духовные подвиги, сильны духом - слабому это не по плечу.

Что надо делать, чтобы стать монахиней?

К одному старцу пришел послушник и говорит: "Отче, я хочу быть монахом. Что мне нужно делать?" Тот снял с головы скуфейку, бросил ее оземь, истоптал ногами и говорит: "Если не будешь истоптан так, как вот эта скуфейка, то ты никогда не станешь настоящим монахом".

Для того, чтобы быть монахом, надо очень много скорбей принять. Надо измолотить свою душу в этих скорбях так, чтобы она устала возмущаться, чтобы уже не роптала, не дергалась. А если человек идет в монастырь и хочет быть монахом, но остается в тщеславии, в гордыне, в обиде, то какая может быть речь о монашестве? Когда человек готовится в монахи, тогда он добровольно идет на Крест со Христом. В монастыре совсем иные законы, не те, что в миру. Там очень тонкие искушения.

Был у нас такой случай. Приезжаю в монастырь и говорю одной послушнице: "Есть возможность поехать отдохнуть - добрый человек устраивает. Это стоит больше миллиона, но нам он готов сделать бесплатно". Она мне: "Батюшка, благословите". - "Бог благословит". У нее первая мысль, первая реакция была от Бога, она приняла это известие с радостью. Что дальше? На другой день к ней пришли такие помыслы: "Ага, от меня хотят избавиться, я им здесь не нужна". И сразу - в обиду. Вот, как интересно наши мысли работают! Правда, в монастыре искушений в тысячи раз больше, чем в миру. И другой я говорю то же самое: "Поезжайте вместе вот с той-то". Она: "Мы взяли уже три билета, можно ли взять еще и вот ту матушку?" - "Нет, она здесь нужна". - "Ага, значит, мы вдвоем с той не нужны? Вы нас отправляете..." Вот, какое извращенное понятие. Как бес быстро работает! Сразу нужные ему мысли в голову дает.

Но когда человек поставил себя на правильный путь, всецело отдался Богу, тогда у него таких искушений уже не будет. Он знает, что человек живет по воле Божией; без нее ни один волос с головы не упадет, ничто не произойдет.

Угодно ли Богу, если человек уходит в монастырь вопреки желанию родителей?

Многие родители желают сыну или дочери долю семейную и благословляют им при этом уехать куда угодно, хоть заграницу, хоть на край света. Так они представляют счастье своих детей. А вот если юноша или девушка не желают связывать себя брачными узами, а хотят уйти в монастырь, послужить Господу, то родители часто становятся противниками такого решения. Но дети - уже взрослые, они сами уже могут распоряжаться своей жизнью. Сказано в Священном Писании: "И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, полнит во сто крат и наследует жизнь вечную" (Мф. 19, 29). Что может быть выше и чище такого служения?

Другое дело, если мать больная, престарелая, некому за ней ухаживать, а дочь собралась в монастырь. Такой уход Господу неугоден - нельзя бросать одинокого, больного человека, надо ухаживать за ней до конца, а когда выполнишь свой дочерний долг, если Господь благословит, ступай в монастырь.

В Киево-Печерской Лавре был преподобный Феодосии. Родители хотели забрать его, но он просил оставить его в монастыре. Родители били его, возили домой, а он все равно стремился в Лавру... Знаете, вот когда бывает пост, то мы часть своей плоти должны пожертвовать Господу. Допустим, кто-то из нас был весом 70 кг, а попостились и стали весить 65 кг. Ради Господа пожертвовали 5 кг веса. Человек сам себя жертвует ради Господа.

Многие верующие родители, по примеру родителей Девы Марии, жертвуют детей своих Господу, и Господь принимает эту жертву. Вот, город Иванове пожертвовал несколько матушек, милость Божия будет над этим городом... Помню, когда поступал в семинарию, мать спрашивает:

- А я с кем буду?

- С Господом.

- Ну, тогда ладно уж. Если так, иди. Хотя я и поступил в семинарию, пришлось работать на просфорне, в 5 утра вставал, зарабатывали 50 рублей. Господь помогал, я подрабатывал и высылал маме около 100 рублей каждый месяц. А потом я маме говорю:

- Я иду в монастырь.

- А я?

- А ты - с Господом!

- Ну, как Бог даст, так и будет! И Господь ее не оставлял. А потом (я уже кончал семинарию) написал прошение о том, чтобы ехать на Святую гору Афон, в Грецию. Мама спрашивает:

- А я с кем?

- А ты - с Господом!

- Ну, ради Господа ничего нельзя жалеть!

Афонские монахи никогда не моются. А если придется выполнять грязную работу, то и тогда не моются?

Ну, если они не моются вообще, то, значит, и после грязной работы не моются. Но они, поверьте, все чистые. Чище нас с вами. И лица чистые у них. Берут тряпочку, протрут лицо - и все.

Я встречал одного человека - старца. Было это в Сибири. Старец, ему уже за 80 лет было, жил в одном селе. Одно время он спал и зимой, и летом под бричкой - прикроется чем-нибудь и спит. Я с матерью был у него зимой. Дома у него нетоплено, в доме холод, хотя дрова наколоты и печка цела. Это у него не для себя, а для тех, кто приходит к нему за каким-то советом. Приезжают издалека и приходится ночевать у него. Там температура... минусовая. Он сам ходит в тапочках, в белом халатике и никогда не моется. Весь белый, чистый такой. Не боится мороза. Он его не чувствует благодать Божия его хранит. Он тоже никогда не мылся, но был чистый и благоуханный.

Что означает иноческий клобук?

Клобук с наметкой означает лодку, челнок. Если клобук перевернуть, он напоминает лодку и два весла. Инок проводит иной, отличный от мирского, образ жизни. В монастыре он как в лодке, плывет среди житейского моря. Так и все храмы символизируют корабли. В Троице-Сергиевой Лавре есть храм- трапезный, он построен в форме корабля. Купола символизируют горящую свечу или паруса. Идет храм- корабль в житейском море, а пристань - потусторонний мир. В лодку храма садятся те, кто принял крещение, постоянно ходят в церковь. А те, кто находятся вне лодки, плывут в волнах: кто под водой, кто над водой, кто уже тонет. Это очень опасно - быть вне лодки.

Расскажите о монашеской жизни.

Святые отцы говорят, что тому, кто желает идти в монастырь, надо иметь терпения не воз, а целый обоз. В монастыре собираются люди разных возрастов, разного воспитания, разного образования, они друг к другу "притираются", шлифуются, как камушки морские, Были острые уголки и стерлись, камушек стал ровный, гладкий.

В монастыре представляется прекрасная возможность научиться духовным добродетелям. Можно свою душу, свой характер довести до совершенного состояния, если, конечно, будем серьезно к этому относиться. В душе не будет тоски, уныния, отчаяния: там обретут себе пристанище душевный мир и покой. В послушаниях человек будет находить удовлетворение и радость. Он может так привыкнуть с радостью исполнять любое послушание, что не будет ни ропота, ни неудовольствия, В поте лица он будет трудиться во славу Божию. А капли пота, по свидетельствам святых отец, ангелы Божий будут собирать и относить к престолу Господню на Небо как капли мученической крови. Поэтому монашество считается подвигом.

Есть три вида подвижничества, на которые призывает Сам Господь. Первый - подвиг юродства, когда человек в дар получает от Господа непрестанную сердечную молитву, и, будучи, разумным, перед всеми ставит себя безумным - юродствует. Все, видя его странности, ругают его и осуждают. Этот путь сложный, для избранных. Преподобный Серафим Саровский говорит: "Из тысячи Юродивых навряд ли найдется один не себя, а Христа ради юродивый."

Второй вид подвижничества -- пустынножительство. Человек уходит в пустынное место - в горы, в лес, в степь; на это надо иметь особое устроение души. В пустыне идет непрестанная борьба, духовная брань, потому что демоны отшельников бьют и колотят непрестанно. И уныние нагоняют, и отчаяние, и тоску. Истинный подвижник все это мужественно переносит, терпением и смирением побеждает великую злость демонов. Без призвания, без особого промысла Божия этого подвига не понести. Если человек пойдет в пустыню без духовной подготовки, долго там не пробудет. Демоны в два счета выгонят.

Третий путь, на который призывает Сам Господь, монашество. Монахи - это воины войска Христова. В стране у нас много войсковых частей, где солдаты постоянно несут службу, следят за неприкосновенностью границ нашей Родины. Их служба идет для того, чтобы населению спалось спокойно. Монастыри - это тоже своеобразные войсковые части. Монахи-воины молятся Господу, чтобы Господь защитил народ от врага невидимого - диавола, от его нападок и козней. Потому, чем больше монастырей будет в нашей России, тем лучше для нее, нашего народа. Чем больше будет действующих храмов, тем благополучнее и живее будут души людей. Мы живем по молитвам святых, по милости Божией, на нас нисходящей. Постоянно идущая к Богу монашеская молитва испрашивает небесную поддержку и благодать всему народу.

В монашестве человек оставляет мир, жертвует себя Господу и старается жить в чистоте.

У каждого человека свое призвание. Не все могут быть врачами, художниками, хорошими певцами, летчиками. Каждому Господь дает свое, каждого призывает на свой путь. Точно так же призывает Господь человека к монашеству.

Любой монастырь - это преддверие Рая. Если человек живет свято, Господь его не оставляет, дает ему силы, дает ему крепость и терпение, а решимость нужна во всем, даже в мирской жизни, Вы сами должны решиться и выбрать как мы будем жить, кому служить. На то и дана нам свободная воля.

Девочка пятнадцати лет уехала в монастырь, домой возвращаться не хочет. Как Вы думаете, в ее возрасте это серьезно? Дать ей возможность остаться или взять ее под свое попечение?

Если девочка духовно здорова, не надо ей препятствовать. Пусть она будет в монастыре и испытает себя, там и учебу продолжит.

Из опыта знаю, что многие родители своих детей не пускали в монастырь. Одна мать говорила: "Дочка, только через мой труп!" Через четыре месяца она умерла. И таких случаев немало.

Есть не только подростки, но и дети, путь которых определен изначально. Преподобный Иов Почаевский в десятилетнем возрасте был пострижен в монашество.

Когда ребенок тянется к Господу, не надо ему препятствовать. У нас в монастыре у одной монахини есть внучка Марина, она пришла в обитель ко Христу в два с половиной года. Получила фундамент монашеской жизни. Сейчас учится в православной гимназии. Приезжала на день моего Ангела, поздравляла. Я сказал ей перед всеми матушками (а было там больше сотни человек): "Помнишь, Марина, в два с половиной года тебя Святейший Патриарх Алексий II благословил быть игуменьей. Ты ему на ступенях храма подарила розу и попросила благословения. Все это зафиксировано в духовном мире. Так что благословение тебе дано, и его надо исполнить. Помни, духовные основы ты получила здесь, в Свято-Введенском женском монастыре г. Иванова".

Духовник благословляет мне идти в монастырь, говорит, что мирская суета далека от спасения. Как мне быть?

Если игумения пригласит Вас в монастырь и найдет нужным принять, то надо идти и благодарить Бога, что будете жить в монастыре. Монастырь - это великое сокровище! Быть воином Христовым - великая радость и честь.

Полезно для души окончить жизнь в монашеском чине.

И если Вас благословляет духовник, священник, сомневаться не надо. Любой священник имеет дар от Бога - дар благодати священства. Хотите знать волю Божию? Подойдите к духовнику, прежде помолитесь усердно Господу: "Господи, Сам действуй через духовника, скажи мне, как поступить." И когда священник скажет на наш вопрос первые слова, надо их принимать как от Бога.

Преподобный Серафим Саровский говорит: "Первые слова от Бога. А когда человек начинает настаивать, мол, "батюшка, пойми, войди в мое положение", то это -воля человеческая. Можно уговорить священника, но это не от Бога, а от человеков".

Когда в большие праздники бываю в некоторых монастырях, вижу, что трапеза там не общая, готовят отдельно на два стола. Это смущает...

Любой праздник отмечается не в трапезной, а в храме богослужением. Главный праздник для человека, когда человек покаялся во всех грехах, подготовился и достойно причастился. Вот праздник его души! Выше этого на земле ничего нет и быть не может.

А пригласили нас или нет, за первый стол или за второй посадили, это значения не имеет. Во многих монастырях в отношении места в трапезной иноков воспитывают очень строго, даже сурово. И Евангелие учит не выбирать лучшего места.

Один инок задержался по послушанию, опоздал в трапезную, зашел, а вся братия уже сидит, вкушает. Настоятель взял кусок хлеба, бросил ему: "Ешь!" Кусок упал на пол. Инок склонился на колени, взял кусок хлеба зубами, отполз в угол на четвереньках и стал есть. Никакой обиды, раздражения. Бросили как псу - он так себя и вел, как пес. Это уже совершенство, этого состояния еще надо достигнуть...

Порой мы бываем такими, что нас и тронуть нельзя. Если с нами говорить, то другому надо тщательно подыскивать слова, чтобы не затронуть нас за больное место. А чуть затронешь, можем, как мина, эмоциями взорваться. И такую "благоухающую кучу" лучше обходить подальше, чтобы не вляпаться и вони не почувствовать. Вот так мы себя позорим.

Монастыри - это такое место, где душу человека надо испытывать во всех делах, чтобы не было в ней ни обид, ни раздражения, то есть сделать ее здоровой. Приходится много послушаний поменять, если инок привык к какому-то одному. Говорит: "Я хочу на этом послушании быть". Это хотение надо сразу отсечь, дать ему то послушание, которое не нравится. Если же человек все принимает с первого слова, он на правильном пути.

В нашем монастыре главный праздник - это церковное Богослужение. Был я однажды очень далеко, в Панаме. Долго, двадцать один день. А церкви там нет. И все эти дни думал: "Как народ живет? Они праздников не чувствуют". Будни слились с воскресными днями, все дни для них - черные. И когда возвратился в монастырь, так радовался даже будничным службам! Душа чувствует праздник.

А праздник для тела - это в трапезной "велие утешение". Картошечку сестры приготовят. Если кто пожертвует, так и рыбки поедим (в монастыре мяса не бывает). Консервация всякая овощная, салаты на столах.

У нас семь гектаров картошки, больше трехсот грядок овощей. Все сами на зиму готовим. Живем, в основном, растительной пищей. И ничего, желудкам только польза...

А люди, которые к нам приезжают, разные бывают. Во многих монастырях не принято смешивать монашествующих и мирских. Для мирских у нас есть другая трапезная, там так же по-праздничному кормят, как и матушек наших.

Как у вас в монастыре отмечают праздник Рождества Христова?

Для нас праздников праздник Божественная литургия, выше этого ничего нет. Что значит отметить этот праздник? Это значит, во всем чистосердечно покаяться, стараться жить исправно и причаститься - соединиться с Богом.

Задолго до праздника матушки готовятся к Рождественской елке; в уголке храма делается помост, на котором устанавливается пещера - вертеп. В ней соломка постелена, Младенчик-Спаситель, Матерь Божия, праведный Иосиф, овцы и Вифлеемская звезда. Вечером в день Рождества Христова после службы (а мы ее пораньше начинаем) показывают Рождественское представление. Собирается очень много народа: полный храм родителей с детишками.

Матушки рассказывают о рождении Христа, некоторые сцены показывают в лицах. Вот идут восточные мудрецы-волхвы и ведут с собой верблюда, а верблюд - это две матушки, прикрытые тканью, на ногах у них валенки (ведь верблюд пришел к нам по зимнему снегу). Вот царь Ирод на носилках в сопровождении воинства, а тут - пастухи с овцами и ангелами славословят: "Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение!" Детям это очень нравится, они даже от радости повизгивают, все очень хорошо понимают. Вот царь Ирод вдруг встает с трона, выходит на середину перед детьми и возмущенно вскрикивает: "Я царь или не царь?" Дети кричат: "Нет!" Ирод опускает руку в чан с водой, освежает лицо и вновь вопрошает: "Я царь или не царь?" И дети снова дружно кричат: "Нет! Царь не ты, а Иисус Христос." Они понимают, что Ирод не любил Бога и детей. Он уничтожил 14 тысяч младенцев.

А после представления у нас в трапезной бывает сестринская елочка (это традиция у нас сложилась очень давно, еще до монастыря). Мы все молимся, а потом по очереди срезаем открыточки с духовными поучениями, кому какое попадет, и читаем их вслух. Например, такое: "Авва Пимен говорит: "Сделал доброе дело, если после него не было искушения, Богом не принято". Это духовное наставление для каждого из нас на весь следующий год.

Помню, когда я служил в Преображенском соборе, у нас в доме собралось человек 30-50, я помолился, срезал открыточку, а там - монастырь и что-то говорится о стройке. Все мне говорят: "Ну, батюшка, это невпопад, тебе это никак не подходит". А оказалось, впопад. Вскоре поставили настоятелем Введенского храма и при нем открыли монастырь, теперь строимся.

 

 

Источник

У вас нет прав на размещение комментария.