ВВЕДЕНИЕ

Как студент 2-ого курса Магистратуры Минской Духовной Академии, я, иерей Евгений Бартошевич, клирик Свято-Елисеевского Лавришевского мужского монастыря, изучаю вопрос о применении церковной епитимии в современной практике. Для написания магистерской диссертации по теме, одобренной ученым советом МинДА, «Церковная епитимия и ее применение в современной практике», мне необходимо учесть мнения и рекомендации архипастырей и пастырей Белорусского экзархата.

1. ИНТЕРВЬЮ С АРХИЕПИСКОПОМ НОВОГРУДСКИМ И СЛОНИМСКИМ ГУРИЕМ

Дата рождения: 30 мая 1956 г.

Дата хиротонии: 4 августа 1996 г.

Дата пострига: 20 июня 1985 г.

День ангела: 3 июля

Страна: Беларусь

 

Ваше Высокопреосвященство! В настоящее время, как известно, одним из вопросов, обсуждением которого занимается межсоборное присутствие, является вопрос о церковной епитимии. В связи с рассмотрением данного вопроса мы проводим опрос мнений по этой проблеме известных архипастырей и пастырей-духовников.

  1. У Вас большой опыт архипастырского служения, и исходя из своего опыта, каково Ваше мнение относительно применения церковной епитимии в современной практике?

Опыт у меня небольшой, по годам 20 лет. Можно сказать, я редко исповедую в своей практике, 10 лет после иерейской хиротонии. Но чем я руководствуюсь, когда приходится мне решать проблемы как архиерею и как священнослужителю, так это словами своего наставника схиархимандрита Иоанна (Маслова). И, конечно, современной практикой святейшего патриарха Кирилла, митрополита Павла, Экзарха Беларуси. Могу сказать уверенно, что применять епитимии, как предписано канонами, будет даже и неправильно, непосильно для нынешних христиан, потому что мы уничтожим церковь и членов Церкви, которые пришли в храм.

Блудные грехи, допустим, прелюбодейство «15 лет да не причастится»; содомские грехи, которые проповедуются сегодня как достижение современного мира, вообще «до смерти да не причастится», страха ради смертного может быть исключение, если реально есть опасность, что смерть наступит.

Если такие правила применять, то многих христиан надо отлучать. Убийство тоже у нас сейчас есть. Это и детоубийство. Меня духовный наставник (мой старец) учил, что епитимия должна напоминать о грехе и вызывать покаянное чувство. Ведь разная глубина восприятия христианства, и человек может быть получил разрешение и забыл все, а еще хуже, когда возвращается к тем же грехам. Поэтому, с одной стороны, говорил отец Иоанн, что епитимия должна быть посильной, с другой стороны – длительной, если идет речь о смертных, тяжких грехах. Однако, он ограничивал до семи лет и до 12 поклонов, в зависимости от тяжести грехов. Батюшка был сторонником того, чтобы епитимия была небольшая, легкая, удобоисполнимая, но которая бы вызывала чувство покаяния, сокрушения. А «сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит».

В своей практике я давал епитимии в виде чтения Евангелия. Это тоже твердая традиция, что каждый христианин должен хотя бы по главе Евангелия читать ежедневно, но далеко не все читают, а ведь это Книга Жизни. От того, как мы исполняем те повеления, которые там записаны, зависит наша вечная участь. Человек же зачастую даже и не знает про эту книгу. Хотя, если в советское время люди действительно не могли где-то достать либо купить Евангелие по трудам безбожников атеистов, то они по цитатам отыскивали, как крупицы золота, цитаты из Евангелия и так изучали Евангелие. Сейчас же, пожалуйста, само Евангелие, текст и на русском, славянском, либо на белорусском, на греческом, на еврейском, на каком хочешь! Но усердия нет!

Епитимия является лекарством и так надо объяснять человеку, что когда легкая болезнь, то организм может справиться, а если тяжелая болезнь, то нужно лекарство, духовное лекарство – чтение Евангелия, неспешное, осмысленное. Желательно, конечно, и толкование Святых Отцов. Но вообще, желательно читать по главе Евангелие несколько лет. Человек привыкает, и он уже не расстается с ним и удивляется глубине того, что там написано, какие Господь повеления нам дает и законы открывает.

Таким образом, епитимия должна быть посильной, легкой, но в зависимости от тяжести греха длительной, чтобы человек сокрушался в своих грехах, помня милосердие Божие.

  1. Какие виды епитимии, на Ваш взгляд, находятся в компетенции приходского священника и какие епитимии в исключительной компетенции архиерея?

В компетенции священника все грехи. Может быть только какие-то редчайшие исключения.

По какому вопросу чаще всего обращаются? Чаще всего обращаются по поводу отпевания самоубийцы. Хотя есть сейчас и особый молебен родственников: об умиротворении души. Но все равно бывают сложные случаи. Человек был верующий и неизвестно, как закончил жизнь: сам закончил, а может и помогли ему. Но это, конечно же, сложнейшие случаи, а так даже не знаю. Мне в этом плане «повезло», епархия маленькая, сельская. Таких сложных случаев я и не припомню. Не скажу, что их не было за жизнь. По крайней мере сейчас не могу вспомнить.

 

 

2 ИНТЕРВЬЮ С ЕПИСКОПОМ БОРИСОВСКИМ И МАРЬИНОГОРСКИМ ВЕНИАМИНОМ

Дата рождения: 16 сентября 1968 г.

Дата хиротонии: 21 марта 2010 г.

Дата пострига: 16 декабря 1994 г.

День ангела: 13 августа

Страна: Беларусь

 

Ваше Преосвященство! В настоящее время, как известно, одним из вопросов, обсуждением которого занимается межсоборное присутствие, является вопрос о церковной епитимии. В связи с рассмотрением данного вопроса мы проводим опрос мнений по этой проблеме известных архипастырей и пастырей-духовников.

  1. У Вас большой опыт архипастырского служения, и исходя из своего опыта, каково Ваше мнение относительно применения церковной епитимии в современной практике?

В отношении епитимии современные люди очень чувствительны и ранимы, поэтому епитимию нужно применять очень осторожно. Прежде чем ее накладывать, необходимо хорошенько прочувствовать человека, вникнуть в его образ жизни и мышления, учесть степень его воцерковления. В зависимости от этого и следует накладывать епитимию, а точнее какое-то правило, которое поможет человеку духовно окрепнуть и преодолеть недостатки.

Епитимия нужна не ради того, чтобы человека наказать, а ради того, чтобы он осознал чувство своей вины перед Богом, а также долг и обязанность выполнять посильную для него епитимию. В таком случае епитимия будет являться стимулом, который поможет человеку делать действия противоположные тому греху, либо страсти, из-за которых дается епитимия.

Раньше, конечно, епитимии были различными: отлучали от Причастия, назначали сотни поклонов, пост и т.д.

Но, говоря о современных людях, необходимо учитывать, что они выполняют не все повседневные христианские обязанности или вообще их не выполняют. В таком случае правильнее назначить не епитимию, а рекомендовать исполнять определенное правило в течение некоторого времени, например, выполнять утреннее и вечернее молитвенное правило с надеждой, что потом это войдет в практику, дать правило прочитать Новый Завет полностью, чтобы этим руководствоваться или правило посещения храма минимум раз в неделю. То есть, понудить человека к тому, что им не выполняется.

Важно во время исповеди спросить исповедующегося, будет ли ему эта епитимия по силам. Нужно также объяснить человеку как себя вести, когда епитимия им выполнена, и как поступать, если ее не получается выполнить. Это важно предусмотреть в связи с тем, что бывают случаи, когда люди через 10-15 лет начинают искать священника, который их исповедовал и назначил епитимию, и не могут найти разрешение своей епитимии, так как при ее назначении либо неправильно ее поняли, неправильно услышали или не поняли на сколько лет она была назначена.

Иногда священники дают епитимию в виде земных поклонов (например, за аборты), а люди с возрастом теряют силы и возможности для исполнения этого правила. Как поступать в этом случае?

Лучше, чтобы тот, кто получает епитимию, хорошо знал священника, назначающего ее, и по мере необходимости мог советоваться с ним как в начале несения епитимии, так и в процессе, а также после ее исполнения. Священник, при случае, может поинтересоваться как у человека получается исполнять епитимию, нет ли сложностей, как она на нем сказывается, чувствует ли он пользу.

Многие не знают нужно ли после исполнения епитимии читать разрешительную молитву. Некоторые считают, что во время несения епитимии человек не имеет права причащаться. Это конечно же неправильно. Поэтому важно при назначении епитимии, сразу оговаривать может человек причащаться до ее исполнения или нет.

Если священник не рекомендует причащаться, то ему необходимо четко выразить свою мысль, чтобы не звучало это так грозно в словах: «Я запрещаю Вам» и т.д. В принципе это прерогатива настоящего времени.

Известны решения Священного Синода и указание Святейшего Патриарха Алексия II на данную тематику.

Следует понимать, что священник не запрещает, а рекомендует не причащаться, например, месяц либо полгода, в зависимости от состояния и готовности человека.

Либо может не рекомендовать подходить к Чаше только в день назначения епитимии.

В случае, если человек все же настаивает на участии в Святой Евхаристии, то священник должен объяснить, что подача благословения на Причастие является в данной ситуации невозможной. Человек имеет право свободы и может поступать так, как считает нужным, но больше пользы будет все-таки, когда он выслушает священника со смирением, и попытается понять, о чем ему говорится.

 Важно, чтобы в момент назначения епитимии на исповеди, человек воспринимал священника не как грозного судию, а как заботящегося о нем отца.

  1. Часто от священников можно услышать, что сегодня давать епитимию следует только лишь в том случае, если человек сам об этом просит. Данная точка зрения находит свое обоснование в том, что современное общество настолько слабо, что давать определенное правило для исправления представляется лишним. Как Вы считаете? Или же все-таки епитимии сохраняются и сейчас, но уже в более мягком виде?

Нужно, конечно, чтобы епитимия была, даже если человек слаб.

Когда он ставит себе какую-либо цель, то достигает ее и преодолевает такие трудности, что даже представить сложно. Все зависит от того насколько человек силен в вере и насколько он готов принять что-либо.

Несколько раз сталкивался с тем, что наши люди, совершая паломничество на Афон, получали там достаточно длительные епитимии, иногда даже запрет причащаться, и со смирением это принимали. Люди несут такое бремя из уважения к Афону, к тамошним подвижникам, хотя это очень тяжело.

Даже Оптинские старцы говорят, что плох тот игумен, который не дает своему послушнику возможности упражняться и совершенствоваться в добродетели, порой, даже через серьезные трудности и искушения. Например, мы знаем, что в воинской жизни бывают тренировки и испытания.

В отношении епитимии это все должно быть разумно, взвешено. Епитимия должна быть по силе человеку. Если человек только приходит в Церковь после какого-то серьезного греха, и он весь горит, то, конечно, ему следует дать епитимию, так как его душа терзается, мучается и не может успокоиться. Назначенная в разумных пределах, епитимия, является своего рода и лекарством. Человек, выполнивший епитимию, успокаивается. Получается, что, и духовный закон срабатывает, и психологически человеку становится спокойнее.

Если священник не назначает епитимию, то он берет на себя ответственность за этого человека, и, в таком случае, должен за него молиться. В принципе, всякий раз, когда священник видит, что человек нуждается в помощи, то он должен не просто прочитать разрешительную молитву, но и помолиться с сочувствием и состраданием, чтобы Сам Господь помог этому человеку выполнить епитимию и исправиться.

Сейчас у многих священников существует такой подход «если попросят – помогу», который, по-моему, является неправильным и неэтичным. Это как, если мать и отец вместо того, чтобы дать ребенку все необходимое, будут ждать пока он сам попросит, чтобы таким образом вызвать у него чувство зависимости от родителей. Это чисто педагогический подход, но он не всегда применим. Ребенку нужно помогать, поскольку он не всегда может выразить то, в чем нуждается. Задача же пастыря, в первую очередь, заботиться о своем стаде и не ждать, когда овца попадет в беду, ведь она не всегда будет звать пастуха на помощь.

  1. Ваше Преосвященство, еще есть к Вам вопрос касательно старцев святых обителей за границей. Существует множество таких проблем, как Вы уже обозначили, когда за границей дают неудобоносимую епитимию, и, человек, приезжая на Родину, остается в «духовном шоке», что на него такое возложили, а он не в силах этого понести. Снять же епитимию может тот старец, который ее назначал.

Я даже здесь поправлю. Мне приходилось лично сталкиваться с людьми, которые были в шоке не от назначенной епитимии, но скорее от того, что до этого они спокойно относились к совершенному греху, считали это малозначащим, и только когда принимали епитимию, то начинали чувствовать всю тяжесть греха.

Может быть речь идет о том, что в наше время люди стремятся попасть к весьма авторитетным священникам, старцам где-то за границей или даже у нас в Беларуси, они принимают их советы, но не всегда могут применить сказанное им?

Да.

В таком случае, я бы рекомендовал рассматривать каждый конкретный случай. В целом же надо ориентироваться на то, что священник по месту, который дает епитимию, все-таки лучше знает своих прихожан и может дать советы и рекомендации по несению епитимии. Но ведь не всегда у священников хватает опыта в духовной сфере, очень тяжело проникнуть во все.

Поэтому, порой, нужно направлять людей к более опытным духовным отцам, которые известны и авторитетны своим духовным опытом.

  1. Скажите, пожалуйста, может ли паломник отказаться от епитимии, данной ему, например, на Афоне, если он понимает, что не сможет ее понести?

- Вопрос достаточно тонкий. Если человек чувствует, что не понесет данную ему епитимию, то может со смирением (но не с духом противления) сказать об этом священнику. И тогда священник должен вникнуть в ситуацию, разобраться, действительно ли это будет не по силам данному человеку, либо он говорит это от лени или нежелания.

  1. Какие виды епитимии Вы считаете применимы в настоящее время, а какие нет?

С назначением епитимии надо быть очень осторожным. Наиболее оптимальным сроком несения епитимии, думаю, является срок до полугода, не больше. Бывают такие случаи, когда епитимия заключается в отлучении от Причастия или рекомендации не причащаться. Но, конечно, если человек особо и не причащался никогда, то отлучать его будет неправильным. Необходимо давать епитимию, которая будет способствовать исправлению человека, назначать определенные правила, через исполнение которых, человек будет воцерковляться, больше знакомиться с православием и, таким образом, утверждаться в благочестии. Например, можно рекомендовать поклоны, чтение Псалтири, чтение канонов в течение какого-то времени. Но, что касается канонов, то это не должно быть жестким правилом читать каноны каждый день, а, например, 40 раз и в любое удобное для человека время.

  1. Какие виды епитимии, на Ваш взгляд, находятся в компетенции приходского священника, а какие в исключительной компетенции архиерея?

Случаи, когда, по мнению священника, необходим запрет на Причастие, конечно, лучше решать с архиереем. Можно даже направлять людей к правящему архиерею. Нужно учиться видеть насколько тот или иной грех сказывается на конкретно этом человеке или в целом на христианской общине, приходе, и, насколько тяжесть греха может быть разрушительной.

Когда вопрос более сложный, то тогда, конечно, лучше обращаться к правящему архиерею, чтобы не возникало жалоб со стороны человека, на которого была наложена непосильная епитимия или он был отлучен от Причастия.

В Греции есть такая практика, что исповедовать может только тот священник, над которым архиерей прочитал определенные молитвы. Это очень важная практика.

Думаю, что священнику, начинающему служение, лучше всего на первых порах советоваться с архиереем или более опытными священниками о том, как правильно поступать в той или иной ситуации. Делать это необходимо с осторожностью, чтобы не была нарушена тайна исповеди.

 

 

3 ИНТЕРВЬЮ С КЛИРИКОМ СВЯТО-УСПЕНСКОГО ЖИРОВИЧСКОГО МУЖСКОГО МОНАСТЫРЯ ИЕРОМОНАХОМ ЕВСТАФИЕМ (ХАЛИМАНКОВЫМ)

Год рождения:

20 февраля 1975 г.

Образование, учёные звания:

  • Белорусский государственный университет культуры (факультет культурологии, специальность «Литературный работник») — 2003,
  • Минская духовная семинария (бакалавр богословия) — 2007,
  • Минская духовная академия — 2010 (кандидат богословия).

Ваше Преподобие! В настоящее время, как известно, одним из вопросов, обсуждением которого занимается межсоборное присутствие, является вопрос о церковной епитимии. В связи с рассмотрением данного вопроса мы проводим опрос мнений по этой проблеме известных архипастырей и пастырей-духовников.

  1. У Вас большой опыт пастырского служения, и исходя из своего опыта, каково Ваше мнение относительно применения церковной епитимии в современной практике?

Во-первых, опыт у меня небольшой. Я являюсь духовником только 6-ой год, помогаю в Благовещенском женском монастыре, и здесь, в Свято-Успенском мужском Жировичском монастыре, где на моем попечении 7 братий. Что касается епитимии, вопрос этот сложный.

Я применяю епитимию крайне редко по той причине, что это практически очень тяжело для людей. Я глубоко убежден, что епитимию применять нужно только к тем людям, за которых я отвечаю. Такое понятие, как духовное чадо слишком высоко, но есть люди, за которых я отвечаю перед архиереем, для которых я действительно являюсь духовником. Если кто-то из них способен адекватно эту епитимию принять, я могу ее назначить. Таких людей немного, но я иногда это использую.

По отношению к мирянам, которые просто исповедуются в храме, я как любой другой священник стараюсь выяснить есть ли у них духовник? Если есть, то я тогда никаких советов не даю, просто провожу Таинство исповеди. Если же духовника нет, пытаюсь аккуратно выяснить нуждаются ли они в моих советах, в том числе может быть и в епитимии.

Я мирянам даю епитимию только в одном случае: если женщина делала аборт (если сделала недавно, а не 20 лет назад), и то, я спрашиваю, будет ли она ее выполнять. Причем, я основываюсь здесь на совете архимандрита Феодосия, который, когда еще я был молодым священником, сказал, что епитимию нужно давать женщинам, сделавшим аборт. Обычно такая епитимия заключается в том, что женщине необходимо делать в течение 40 дней поклоны, до 10 поклонов в день. В других случаях я мирянам епитимию вообще не даю.

Монахам я даю такую епитимию, которая поколебала бы их гордость, смирила. Например, говорю брату, чтобы он на всенощном бдении пошел и положил поклоны перед Чудотворной иконой на виду у всех или же стал на солею и сделал там несколько поклонов перед всей братией. И это очень смиряет.

Но, подчеркиваю, могу я это делать только по отношению к 2-3 людям. Остальные просто этого не понесут. Больше практически никакой епитимии не даю.

  1. Какие виды епитимии Вы считаете применимы в настоящее время и какие считаете не применимыми?

Конечно, мне сложно сказать, потому что ситуации все разные. И духовники используют метод епитимии так, как считают нужным. Но, в любом случае, я думаю, надо сообразовываться с духовным состоянием человека, даже с физическим состоянием человека. Есть примеры, когда дают епитимию на всю жизнь и по 100 поклонов в день. И представьте, как человек страдает. Такой практикой известен украинский монастырь. И потом приезжают эти бабушки, страдают, потому что эти старцы умерли уже, никто епитимию не снимает, а у них остается огромный комплекс вины. 100 земных поклонов в день всю жизнь, они уже не могут. Есть бремена неудобоносимые, которые нельзя, я бы даже сказал невозможно просто использовать.

Что касается Номоканона, правил святителя Василия Великого, то вот эти епитимии, которые состоят из отлучения от Причастия на 15 лет за прелюбодеяние, блуд, если их использовать, то кто в Церкви останется? Придется многих священников просто запрещать, но тогда некому служить будет. Поэтому здесь нужно подходить с большим рассуждением. Это все очень индивидуально.

  1. Какие виды епитимии, на Ваш взгляд, находятся в компетенции приходского священника и какие епитимии в исключительной компетенции архиерея?

Что касается компетенции архиерея, то я думаю сюда относятся епитимии, которые налагаются по отношению к самим священникам, игуменам, настоятелям монастырей, то есть начальствующим.

А приходской священник может давать епитимию тем людям, которые у него регулярно исповедуются, которых он знает. Но есть какие-то исключительные случаи, в том числе тот же аборт, или, когда человека нужно вразумить.

Но это все надо делать тактично, потому что какому-то человеку поможет епитимия, если вот, например, его отлучить от Причастия, а кого-то эта епитимия наоборот оттолкнет от Церкви.

То есть здесь в общем сложно сказать. Чтобы вот было какое-то общее правило в наше время, я затрудняюсь сказать. Все зависит от того, как священник общается с этими людьми, к которым он собирается применить епитимию. Если человек глубоко церковный, живет в послушании, прислушивается к советам священника, можно иногда ему и назначить епитимию, если он заслуживает. Можно и серьезную епитимию дать. Но нужно очень аккуратно. Хочу подчеркнуть еще раз, все это очень индивидуально, и я сам крайне редко пользуюсь этим методом.

 

 

4. ИНТЕРВЬЮ С ПРОТОИЕРЕЕМ АНДРЕЕМ ЛЕМЕШОНОКОМ, ДУХОВНИКОМ СВЯТО-ЕЛИСАВЕТИНСКОГО ЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ И СЕСТРИЧЕСТВА

Место служения: настоятель прихода храма иконы Божией Матери «Державная» в городе Минске, духовник Елисаветинского монастыря города Минска

Дата рождения: 08.04.1956

Дата хиротонии: 14.11.1992

 

Ваше Высокопреподобие! В настоящее время, как известно, одним из вопросов, обсуждением которого занимается межсоборное присутствие, является вопрос о церковной епитимии. В связи с рассмотрением данного вопроса мы проводим опрос мнений по этой проблеме известных архипастырей и пастырей-духовников.

  1. У Вас большой опыт пастырского служения, и исходя из своего опыта, каково Ваше мнение относительно применения церковной епитимии в современной практике?

Отец Евгений, я попытаюсь выразить в словах какие-то мои наблюдения, какие-то, может быть, мысли, которые за время моего служения у меня появились по поводу епитимьи.

Надо сразу, наверное, задать себе вопрос: для чего нужна епитимья? Для того чтобы устрашить, наказать или для того чтобы помочь человеку в его покаянии, в изменении его жизни?

На сегодняшний день люди находятся в крайне слабом духовном состоянии, истощенный и покалеченный грехом человек приходит в церковь, чудом Божиим вырывается.

И если на первой исповеди, или на второй, или на десятой проявить к нему строгость, справедливую строгость, но справедливую по-человечески, то он может заунывать и в храм больше не прийти.

Поэтому очень важно, чтобы духовник или священник, который исповедует, понимал, в каком состоянии находится душа, что она может принять. В основном первое время, да и потом, нужно все время поддерживать, нужно все время человеку говорить о том, что его Бог любит, что Бог пришел спасти, помочь, а не обличить и наказать.

Поэтому, мне кажется, здесь надо быть очень сдержанным и смотреть вперед, помогать человеку идти ко Христу, идти к Чаше, входить в Церковь, воцерковляться, а для этого нужна любовь, конечно. Если духовник или исповедальный священник молится за человека, который пришел к нему на исповедь, если он в его сердце, если действительно есть связь, он знает все обстоятельства жизни, и семейной жизни, и внутренней жизни человека, если есть доверие, то тогда, конечно, епитимья может помочь, она может поддержать человека, она может мобилизовать человека. Но это в том случае, если действительно тот, кто кается, — близкий человек, в сердце, и молитва совершается за этого человека.

То, что сейчас происходит, особенно в монастырях, когда приезжают паломники, и иеромонахи дают епитимьи, не зная человека, не зная его обстоятельств, не зная его какого-то внутреннего устроения, и от этого многие приходят в уныние, потому что это не естественное положение вещей в Церкви Любви.

Если человек не начал еще читать утренние и вечерние молитвы, если человек еще не вошел в церковную жизнь, и когда ему дают епитимьи с определенным количеством поклонов, определенные каноны читать ежедневно, то, конечно, такой человек это не исполнит, это ясно, а епитимья только вызовет у него уныние и может оттолкнуть от Церкви. И такое я очень часто наблюдал.

Поэтому, конечно же, я вот спрашивал когда-то и у митрополита Филарета, и считаю, что если человек в первый и последний раз видит того, кто пришел к нему на исповедь, а таких людей приходит много, и священник забывает об этом человеке, и назначает епитимью, которую уже не помнит через несколько дней, да и может быть уже в этот же день, потому что исповедников много, то, мне кажется, такие епитимьи просто незаконны, и я так и говорю, что священник не знает вас, не знает ваши обстоятельства, он не ваш духовный отец, и какое право он имеет давать епитимьи. Если уже дал епитимью, так молись за него, молись за свое чадо, которое получило через тебя наказание, отвечай за свои поступки. Поэтому здесь, мне кажется, очень важно, чтобы тот, кто дает, назначает епитимьи, чтобы это было не формально, чтобы это было действие любви Божией, а не гнева Божия в человеке. А уже когда человек окрепнет, воцерковится, то, конечно же, какие-то епитимьи могут помогать и подвигать человека к духовной бодрости, трезвению и к исправлению.

  1. Какие виды епитимии Вы считаете применимы в настоящее время и какие считаете не применимыми?

Все зависит от человека, что он может вместить, что для него будет приемлемо, что он исполнит в любых обстоятельствах.

А невоцерковленному человеку давать тяжелые епитимьи и отлучать его от Причастия, когда его нужно причащать, чтобы он удержался в Церкви, чтобы он не потерял Бога, мне кажется, это тоже очень неразумно и может послужить человеку не помощью, а закрыть для человека путь в храм.

Наверное, есть какие-то грехи, которые связаны с отречением от веры, с уходом из Церкви и переходом куда-то в другие конфессии. Конечно, такой поступок требует, может быть, и какого-то архиерейского вмешательства. Особенно если это касается священства, когда есть какие-то вещи, связанные со службой, с отношением к службе. Конечно, здесь уже надо обращаться к архиерею.

Но, на мой взгляд, если действительно есть связь, прямая связь духовника и чада, если есть доверие, то, конечно же, Бог будет вразумлять и наставлять, и давать действительно и слово, и действие, и все это будет, конечно же, только помогать во взаимном таком служении, будет укреплять связь духовника и чада. Я думаю, что это будет на пользу.

Но в сегодняшней обстановке, в сегодняшнем положении, в сегодняшнем мире, я думаю, что-то, что было даже сто лет назад, стоит уже под вопросом. Тот уклад жизни, то обилие информации, та духовная опустошенность, которые проживает современный человек, она, в общем-то очень отрицательно сказывается на духовном состоянии общества, на его силе веры.

 Эта ситуация должна нам как-то правильно напоминать наши задачи по отношению к прихожанам, по отношению к людям, которые входят в храм, которые начинают только свою церковную жизнь, и поэтому надо всячески утешать и поддерживать, задавать какой-то оптимистический тон, потому что часто уныние и отчаяние, безнадежность, духовное какое-то расслабление убеждает человека, что духовная жизнь — это что-то далекое, что-то такое нереальное, это невозможное и что ты не сможешь жить без этого греха, ты не сможешь отказаться от этого греха, ты не сможешь победить этот грех. Поэтому здесь нужна очень тонкая, очень терпеливая духовная работа по отношению к человеку, которому плохо и который ищет помощи у Бога.

Вот это меня очень волнует, то, что я сейчас говорю Вам, и вот этим я делюсь с Вами.

 

5 ИНТЕРВЬЮ С ПРОТОИЕРЕЕМ ИГОРЕМ ЛАТУШКО, КЛИРИКОМ СВЯТО-ДУХОВА КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА ГОРОДА МИНСКА, СТАРШИМ ДУХОВНИКОМ МИНСКОЙ ЕПАРХИИ

Место служения: клирик Свято-Духова кафедрального собора города Минска, член Церковного суда Белорусской Православной Церкви, старший духовник Минской епархии

Дата рождения: 21.08.1958

Дата хиротонии: 04.11.1990

 

Ваше Высокопреподобие! В настоящее время, как известно, одним из вопросов, обсуждением которого занимается межсоборное присутствие, является вопрос о церковной епитимии. В связи с рассмотрением данного вопроса мы проводим опрос мнений по этой проблеме известных архипастырей и пастырей-духовников.

  1. У Вас большой опыт пастырского служения, и исходя из своего опыта, каково Ваше мнение относительно применения церковной епитимии в современной практике?

Следует сделать акцент такой. Епитимия в том понимании, когда слово значит некое отстранение от Причастия, оно слабо сейчас практикуется. Я пару раз это делал. А так Бог устрояет, что человеку нужно за это нести часть того человека, которого ты отстранил. Надо отвечать за его грех. Кто готов – пускай пробует. Я пробовал. Я ждал, чтобы скорее тот человек пришел, вернулся в Церковь.

Отлучая человека, мы должны иметь в виду, что сейчас вообще слаба вера. И много присутствует отчаяния. Человек отчаивается. Отлучили – значит все на этом. И враг добивает человека. Вера слабая. Самолюбия много…

Поэтому отлучать нужно очень осторожно. Протоиерей Дмитрий Смирнов говорит, что отлучить можно только истых прихожан. Верующих смиренных, которых ты знаешь и видишь постоянно у себя на богослужении.

В практике соборной рекомендую и советую человеку лучше не причащаться. Вообще если говорить о сути дела епитимии, то это можно изобразить так. Человек приходит на исповедь и признается, что пал в сильный грех либо опоздал на службу, либо еще что… не готов… то ему следует сказать: «Послушайте, может вы не причащайтесь сегодня?» Оставляя, впрочем, свободу для его выбора. Если он упрямиться, то это уже на его ответственности. Я, например, первый раз говорю, а второй изъясняю, что не совсем хорошо потому и потому. Апостол Павел говорил о пренебрежительном преступлении к Тайнам Божественным. Если все разъяснил, а человек упрямиться, то на этом все. Один раз посоветовал, второй раз изъяснил, а третий раз замолкаю.

А вдруг я не прав? А вдруг у Бога на него свои планы? Это когда речь идет о настоящей епитимии. Все что сегодня называется епитимией – это духовные упражнения, которые сообразно греху даются для того, чтобы помолиться об избавлении от греха.

Маловерам – символ веры. Господи верую помоги моему неверию. Грех какой-то иной. Три поклона. Я всем даю три поклона с молитвой: «Господи Иисусе Христе Сыне Божии помилуй мя». … и дальше какой грех: … блудницу. Либо: «помилуй Господи того раба, с кем поссорился. И меня помилуй»…

Конечно же, епитимия дается на какое-то определенное время. Обычно это окончание, например, какого-либо поста. Это необходимо для того, чтобы человек почувствовал некое освобождение от греха и утешение от Бога. Священное Писание говорит, что Бог утешения и терпения даст. То есть ты напрягаешь человека и ждешь, пока его Господь утешит. Либо подаст перемену к лучшему. Когда человек заканчивает епитимию, то над ним священник читает молитву: «Господи Боже спасения Рабов Твоих»… Вообще собор Архиерейский постановил, что какой бы тяжёлый грех не был, человека не отлучать, если он покаялся.

  1. Какие виды епитимии Вы считаете применимы в настоящее время и какие считаете не применимыми?

То, что есть в Церкви, то должно быть применимо. Но есть оговорки.

Отлучить от Церкви от Причастия может сейчас только архиерей. Священник может только не допустить. Здесь разница есть. Исправься, готовься и приходи в другом состоянии. Разъяснить ему. Очень важно, чтобы человек ушел необиженным. Важно, чтобы не было здесь какой-то тени либо личной неприязни. И с этим очень сильно надо бороться.

Иногда человек приходит и иссекает искры из нашего эгоизма. То есть мы тоже становимся ненормальными и начинаем проявлять чуть ли ни месть. Значит Я тебя не допускаю. К пастырю другие требования, чем к простым людям. Человек пришел угорелым из этого мира. «Вот мне сказали прямо сейчас, что я должен причаститься». Ни готовился ничего не делал, а так просто. Здесь задача научить, объяснить, рассказать, чтобы он ушел, все поняв. Не причащайся потому и потому. Апостол Павел тоже говорил. Ты просто внутри не готов. Если огонь вольешь там, где буря и ты не справишься с борьбой Божьего огня, с огнем твоего личного, не угашенного, страстного огня. Чтобы человек подготовился, остепенился. А то прям сейчас подавай! «Мне сказали, и я должен причаститься». Очень надо осторожно говорить с человеком. Хорошо если он еще придет. А если не придет, то это будет на нашей совести.

Было, например, в моей практике, что замужняя прихожанка изменила мужу и скорее побежала причащаться. Я ей говорю, чтобы она остановилась. Она же просто говорит, что ее это мучает. «Так и что причащаться надо тогда?» Это был тот случай, когда я внутри был возмущен. «Давай придешь после Пасхи». А это надо было подождать. И я ждал. Ждал, чтобы она скорее пришла и тогда лишь я смог успокоиться. Я нес ее муку. Поэтому я советую отцам, чтобы, когда дерзаем, так поступать. Я потом через много лет узнал про решение собора. Двадцать лет назад интернета не было. И мне Господь дал урок, что, мол, смотри ты так поступаешь вот и неси часть его груза.

Было один раз и такое. Брат пришел просить за сестру. «Она изнемогает и просто не может, допустите ее, батюшка». Там тоже какая-то вопиющая ситуация была. Брат пришел просил за сестру, потому что у нее износилась как будто бы часть души. Представляешь, какое действие оказывает на человека отлучение. Тогда после выполнения епитимии она пришла я сказал: «Готовься и причащайся!». Вот такое бывает.

После таких моментов я больше пытался искать случаев допустить человек к причастию, нежели не допустить. А если и кого-то отодвигал на денечек, например, то делал это для своих прихожан присных, которые фактически причащаются каждый день. С таких надо требовать, чтобы они готовились. Не в последнюю минуту прибежали и давай причащаться! С ними можно посуровей.

Одна пришла и хочет причаститься. Я ей говорю: «Нет, сестра! Ты постой, помолись сегодня». А она кричит мне: «Батюшка! мне надо причаститься сегодня, иначе я умру». «Ну ладно, будем отпевать!» Вот так надо со своими!

  1. Большинство, наверное, все-таки захожан, чем прихожан?

Собор у нас на таком месте стоит, что захожан тоже хватает. Прихожан тоже хватает, тех, кто постоянно ходит. Бывает, что первый раз пришли, надо рассказывать, что происходит, объяснять. Потому что это тоже часть нашего служения. И вот здесь попробуй отодвинь, когда человек первый раз. Понятно, что он много не соблюл, только что натощак пришел и все. Надо рассказывать, объяснять. Может быть кто-то и отодвигает. Вижу пытливость в человеке, вижу надо разобраться. Тогда будет польза. А если человек ветром колеблемый, то лучше один раз рассказать, пользуясь моментом веры, что пришел. Пускай причастится. А дальше доверить его Богу, пускай дальше Бог его ведет. Это мое мнение. Есть случаи, когда священники построже поступают. Берешь на себя ответственность: поступаешь строже. Когда я поступал строже, все наваливалось такой ношей, надо было разгребать эту ношу от греха, от скорби, от всего остального.


иерей Евгений Бартошевич,

клирик Свято-Елисеевского Лавришевского мужского монастыря, 2016

 

У вас нет прав на размещение комментария.