Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодня особенный день - день памяти, поминовения усопших наших сродников, вменяется в наш христианский долг.

Вообще у христианина много ответственностей: это заботиться о своей душе, когда придет время, заботиться о своих родителях. И Господь за этот долг платит долголетием, как говорится в заповеди: чти отца своего и матерь, долголетен будешь на земле. Но при жизни забота о своих близких, кто бы они ни были: родственники, родители и, дай Бог, чтобы дети, братья  сестры, наши друзья, знакомые. Попечение о них здесь, на земле, только временное, а забота о них в вечности является самым главным христианским долгом. Здесь, на земле, мы всегда можем успеть помолиться и о себе, и о ближних, потому что с живыми мы всегда рядом. А те, кто уже в вечности, они в особенной степени нуждаются в наших молитвах, потому что уже не могут изменить сами свою участь, но надеются только на молитву своих близких, друзей, знакомых, которые помолятся о них.

 

Мне вспоминается один случай, который произошел на войне. Один медбрат, который заботился о своих раненых солдатах, соратниках, отказал в просьбе раненому. Тот просил у него воды, а он отказал, ну просто, отказал и пошел дальше. Через некоторое время он узнает, что тот умер. И он так усовестился, что долгие годы молился за усопшего о его  упокоении. Когда он приехал к одному из старцев, прозорливых, тот ему сказал: «Господь специально попустил - отошла благодать Божия и ты не оказал ему помощь, но в твою уплату за этот грех Господь расположил твое сердце молиться за него. Потому что он очень нуждался в молитвах - некому было помолиться, если бы ты не молился, поэтому так все произошло.

Мы не знаем, какая участь у наших близких в загробном мире, но мы с вами знаем, что они нуждаются в нас, они не умерли - они перешли в вечную жизнь. Но только решается для них, это будет жизнь в Боге, с Богом, или вне Бога и без Бога, где нет света, нет благодати Христовой, где находится только тьма, томление духа и скрежет зубов. Об этом нам свидетельствует Священное Писание, что таковых ждет участь грешников, тех кто в этой жизни тяжко согрешили и не раскаялись, а по отшествии из этой жизни за них некому было молиться. Хотя есть многие свидетельства, когда даже тяжкие грешники, которые не знали Бога в этой жизни и никогда не исповедовались и не причащались - по молитвам церкви были прощены Богом и унаследовали вечную жизнь.

Мы, тоже, с вами не должны стоять на месте. Мы всегда о своих родственниках стараемся думать хорошо. Есть поговорка такая: «О покойниках плохо не говорят». Это правильно, не надо о них говорить плохо. Но человек всегда был человеком ¾ у него был грех. И неизвестно,  раскаялся он в этом грехе или нет. Унес с собой этот багаж грехов или оставил здесь на земле в Таинстве Исповеди ¾ мы этого не знаем. Он, может, был хорошим человеком, со светлой душой, с пониманием ко всем относился, выполнял свой долг, человеческий, в отношении семьи: работал, зарабатывал деньги на семью, кормил, жизнь готов был отдать ради своих. Но ради малого круга людей. Но не ради того большого мира, который Господь подъял и заповедал всех любить. Вот он привык любить, как и мы с вами привыкли любить только малый круг людей, небольшой. И эта ограниченность лишает человека вечного блаженства порой. Потому что он зацикливается на малом: о нравственном, но не о духовном; забота о ближнем, но не молился за всех и так далее. Вот о таких людях и молится церковь. Чтобы Господь простил им все ведомые и неведомые грехи, и для него, и для нас неведомые. Мы же не знаем всех грехов. Мы только догадываемся. Да? Судим по внешнему: смотрим, красиво человек одевается,  думаем, какой культурный человек; говорит красивые слова - какой благородный в слове; и улыбается, и смеется и думаем - какая же, все-таки, благородная, хорошая душа. Но если заглянуть в глубину души, как это делали святые, тогда мы увидим там и грязь и страх, и зловоние, и муки, и страдания. А улыбался он оттого, что на душе пусто было, и говорил слова хорошие только из-за человекоугодия, а Бога он только на языке любил и произносил имя Божие только внешне, а там страха Божия, благоговения не было. Это несчастные люди, их нельзя называть счастливыми.

Серафим Саровский говорил: «Удивлюсь трем вещам: как я попал в Царство Небесное,- это он о себе говорил, потом говорит,- не увижу тех, кого должен был увидеть,- это старец, святой, который просвещен был Духом Святым,- не увижу тех, кого думал увидеть, здесь на земле, там на небе;  увижу тех, кого даже не думал увидеть». Господь открыл ему тайну Царства Небесного. И не будем думать, что священники вперед идут в Царство Небесное или епископы, митрополиты, патриархи - это может быть бабушка, которая сегодня не пришла в церковь, но где-то в постели молится Богу искренне и за живых и за мертвых. И Господь ее услышал, помиловал и сподобил за чистоту ее сердца, неосуждение, безропотность Царства Небесного.

Меня очень опечалило. Вчерашний день. Пришел вечером на службу. Сейчас вас тут три десятка. Все вроде пришли помолиться, очень хорошо, а вечером здесь был только отрок восьмилетний Глеб. За вас за всех молился и о упокоении и о здравии. Вот хорошо, правда? А Устав Церкви говорит, что полным может быть богослужение, только если мы вечером и утром молимся, что мы все должны присутствовать и на вечернем и на утреннем Богослужении. К Причастию сегодня подходили? А по Уставу Церкви, по учению Святых Отцов, вы не имеете права причащаться, если не присутствовали на вечернем богослужении. А мы приходим. И вроде как  справедливо: мы и немощные и болезни у нас есть. Но Святые Отцы не просто так нам оставили правило, не просто это какой-то канон, который человек придумал. Это были Богом просвещенные Отцы и Дух Святой говорил их устами, и они записали свои высказывания в книгах. На протяжении многих веков эти правила нашими отцами соблюдались. Поэтому церковь сегодня стоит, потому что правила соблюдали, ценили Устав, любили богослужение.

Я хочу, чтобы все мы выполняли свой долг и в отношении живых, и мертвых. И помнили, что для нас они всегда живы. Они не ушли от нас, они всегда рядом с нами. Придет время, когда мы тоже переселимся в это селение загробной жизни и будет решаться наша участь. И как будет хорошо, что наши дети, на нашем же примере, придут и помолятся о нас. Но если мы им этого не покажем - никто не придет и не помолится. А они на нас смотрят. Вот пришел ваш внучек, правнучек, посмотрел - нет никого. Что вы думаете? Если его никто из вас не научит - никто не научит. Вот живые, о которых мы должны заботиться. Не о том как их салом накормить и яйцами,  а как дать ему то, что сделает его хорошим человеком, благородным, честным, справедливым, любвеобильным - вот о чем мы должны заботиться. А это сало, мясо, куры, - все это приложится, голодными не будем. И этому ни в одном учреждении не научат. Ни в школах этому не научат, ни в институтах, ни в академиях. Если вы этому не научите - никто не научит. Не будем с вами забывать об этом долге своем. Причастников сегодня поздравляю с Причастием. Аминь!

 

У вас нет прав на размещение комментария.