Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Поздравляю вас, дорогие братья и сестры, с воскресным днем и памятью апостола евангелиста Матфея. Это действительно ученик Божий Христов, который последовал за Господом нашим Иисусом Христом, как только Он его позвал. Он был мытарем, а мы знаем, что мытари - это были выходцы из своего народа, которые состояли на службе у кесаря и взымали дань с народа. Это никому не было приятно, поэтому их очень не любили. И, казалось бы, всеми презираемый человек, но призванный Христом, становится апостолом и проповедником всей вселенной. Из мытаря Господь соделал апостола, из грешника сделал святым человеком.

 

Сегодня, читая Евангелие, вы слышали, как Господь был вопрошаем одним молодым человеком, о том какая большая заповедь в законе. И Господь спрашивает его самого, что он считает этой заповедью. И тот отвечает: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всей крепостью твоей, и всем разумением твоим и ближнего твоего, как самого себя». И Господь отмечает, что он правильно сказал. Но поскольку этот ответ не удовлетворил молодого человека, тот говорит: «А кто же тогда мой ближний?». И Господь привел притчу, что один иудей, путешествующий из Иерихона в Иерусалим, был подвержен нападению разбойников, которые забрали у него все, что он имел, даже одежду, избили его до полусмерти и бросили умирать. Мимо проходил священник и не остановился, несмотря на то, что это был его единоплеменник, иудей, ни кто-нибудь, ни мытарь, ни самарянин, ни язычник, ни галилеянин. А иудей, выходец из своего народа, к которому они относились с большим почтением.  Проходит мимо него, несмотря на то, что он высокого звания человек, хорошо знающий закон. Он знает, что надо Бога любить и ближнего как самого себя. И это не останавливает его - проходит мимо. Проходит и левит, дьяконского положения. Левиты - это те, кто служили при скинии подобно священникам, только в диаконском чине. Этот человек хорошо знал закон, обряды, предстоял перед Богом, перед Престолом и тем не менее, он не останавливается и проходит мимо. И вот самарянин, человек, не пользующийся уважением у иудеев, самаряне даже за один стол не садились с иудеями. Представляете? Не хотели с ними есть и говорить. И он, самарянин, видя человека в немощи, при смерти, заботится о нем, возливает на него свое масло и вино, которое у него было в дороге, возлагает его на своего осла и везет в гостиницу. Смотрите, насколько он заботится, как о родном: и масло, и вино возлил, и в гостиницу привез, и позаботился о нем, и дал два динария на содержание, чтобы управитель в гостинице также позаботился, как он. И сказал, что если тот истратит больше, чем он ему дал, то по его возвращении он восполнит ему. Смотрите, какая чаша, полная милосердия: и подобрал, и позаботился, и другим еще поручил. И какое невежество, несострадание проявили те, кто были высоки в глазах народа иудейского.

Это обстоятельство должно заставить нас задуматься. Каково наше отношение к ближним? Насколько мы Бога с вами любим? И какова чаша нашего сострадания, милосердия в отношении близких людей? Конечно, мы не встречаем по дороге при смерти лежащих. Но это могут быть люди совершенно в другом качестве, скажем, рядом стоящий человек. И не обязательно, чтобы это была немощь плотского характера, немощь может быть духовная. Смотрите, сколько у нас зависимостей среди людей: компьютерная зависимость, игромания, киномания, компьютеромания и так без конца. Там уже и телефоны пошли, и планшеты, и чего там только нет. И без этого уже человек не может обойтись. Не взял с собой телефон - пропал. Нет телефона, нет никакой связи - пропал человек. Значит, он уже зависим, он не свободен, он не может проявить свой интеллект, способность выживать, способность думать без компьютера в кармане. Эти люди уже в немощи. Более того, человек, который подвержен со всех сторон этим опасностям, он находится при смерти своей души. И это будет нисколько не преувеличено. Потому что это сопоставимо, скажем, с опасностью такого физического характера, как упасть в пропасть. «Не дай Бог!» – скажем. А если еще ребенок, где-то там оступится: «Не дай Бог, упал!» Пошли на реку купаться: «Не дай Бог, утонет!» Тут же материнское сердце сжимается. Переживаем: «Ребенок не пришел вовремя домой…», - внутри опять все сжимается. А когда мы везде окружаем опасностью духовной - никакой реакции, как будто никакой опасности нет.

 А вы посмотрите, насколько серьезна опасность. Вы многие живете в городе, вспомните двадцать-тридцать лет назад, когда во дворе дома играли дети. Сейчас заходишь во двор дома - тишина. Свет кругом горит в вечернее время, а все либо в компьютере, либо в телевизоре, либо еще чем-то занимаются. Я не говорю, конечно, о всех, но большинство подвержено. И в этом опасность еще больше - что мы ее не осознаем.

Здесь необходимо проявить осторожность, бдительность, молиться Богу, чтобы силой благодати Божией мы смогли это усмотреть и остановиться вовремя. Если сами в эту ловушку мира попали, то значит должны остановиться и другим подсказать об этой опасности. И этим определяется наше отношение к ближнему и к самому себе: насколько мы себя любим, насколько мы своего ближнего почитаем. Неужели это нам все безразлично? Мир погибает, а нам все равно. Человек валяется в  грязи своих страстей, а у нас полное безразличие: он же не мой, у меня своих проблем хватает, у меня семья, сын пьет, дочь блудит, еще что-то, у меня своих проблем хватает. А это же ведь чужие люди. И Господь тоже тогда от нас отмахивается, ты холодный и Я тоже буду к тебе холодным, ты безразличен к немощи человеческой и Я буду к твоей безразличен.

Проходят годы, когда мы осознаем в сердце лед. Когда мы увидели себя изнутри, тогда уже начинаем бояться. А жизнь проходит. Понимаете? Страсти настолько глубоко вошли в сердце человека, пустили корни, что вырвать их оттуда – больно. С кровью все это вырывается. И в этом очень большая опасность, и мы должны это помнить. Господь нас не будет презирать, ни как грешников, ни как мытарей, кто бы мы ни были с вами. Самая большая опасность не в том, что мы грешим, а в том, что мы безразличны к греху, что совесть молчит, не укоряет, что мы не плачем с вами о своих грехах, что не боимся, что потеряли страх Божий, благоговение. Мы в храм приходим, и то у нас уже привычка к святости. На ходу, перекрестился, кое-как – неосознанно. Не понимаем, что мы прикасаемся к святыне, что благодать Божия в этот момент, эта энергия глубоко проникает в наше сердце, что это врачует нашу душу. Пробежали мимо, пробежали мимо святыни, пробежали мимо ближнего своего, немощного, пробежали всю свою жизнь. А потом жизнь прошла - и пустота, и к нам никакого сострадания, и у нас тоже нет ни к чему, ни к кому сострадания. Вот это смертельная опасность. Мы должны об этом задуматься и помнить и о себе, и о Боге, и о ближнем своем.

Дай Бог, чтобы слово, сказанное сегодня мною, нашло место на почве ваших сердец и дало хотя бы малый росток добродетели, страху Божиему, веры и любви. Аминь!

 

У вас нет прав на размещение комментария.