Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Поздравляю, дорогие братья и сестры, с праздником воскресного дня и памятью Собора святых апостолов семидесяти. Неслучайно Церковь празднует сегодня в один день все семьдесят апостолов, тем самым воздавая им равную честь и исключая вероятность разногласий в плане достоинства каждого из этих святых людей. Это научает нас и помогает увидеть родственность Христу.

Когда у нас есть что-то очень ценное, дорогое, мы пытаемся это, самое дорогое, передать по наследству. Вот, скажем, икона есть у нас, древняя икона пятнадцатого-шестнадцатого века, которая из поколения в поколение передавалась отцу, сыну, внуку и так далее. И так на протяжении многих веков. И когда нам попадает эта икона, то мы относимся к ней с таким глубоким почтением и уважением, потому что это святыня семьи. То же самое происходило и с верой в Истинного Бога, Единого Бога, который нес в себе еврейский народ.

 

Они пытались передать чистоту веры из поколения в поколение. Казалось бы, эту веру должны были воспринять исключительно только иудеи, потому что по наследству. Они были единственные наследники, достойные воспринять эту веру. Но как мы видим, случилось иначе. Веру восприняли, как драгоценный дар, все народы. И эта родственность уже имеет другой характер: не в генах человека, а в духе. Этот Дух Христов, Он передается независимо от национальности, от характера или каких-то национальных принадлежностей. Этот Дар нам передали апостолы, трудясь до конца своей жизни.  Их жизнь была в подвиге: они голодали, испытывали нужды в дороге. И, несмотря на длительность расстояний, они постарались, чтобы мы с вами восприняли этот драгоценнейший Дар. 

Очень важно для каждого из нас понять этот Дух Христов. Мы с вами замечаем на протяжении всей своей жизни, что все как-то в духовной жизни складывается не так, как хотелось бы. Стремимся к одному - получается совершенно другое. Мечтаем о духовном, о любви, о вере, о других христианских добродетелях. Вроде идем к ним, а они от нас все дальше и дальше. Это случается, по учению святых отцов, по причине отсутствия смирения в человеке. И пока дух человека не смирится, мы не сможем ни  думать по-евангельски, ни жить по-евангельски. То есть, чтобы воспринять Христову родственность, мы должны воспринять этот Дух. Мы должны думать и жить так, как думал и жил Христос, тогда все станет доступно и понятно. Мы затрудняемся в объяснении: почему мы должны долго стоять на службах, почему мы должны совершать молитвенное правило, которое уже порядком надоело, почему мы должны любить своих врагов, почему мы должны им благотворить, тем которые нас ненавидят. На все эти вопросы ответ только один - если мы с вами воспримем Дух Христов. А у нас - противоположные два духа: дух человеческий, который привык жить плотски, в угождении самому себе, из любви к самому себе и Дух Божий. Человеческий дух, он не привык ни жертвовать собой ради ближнего, ни трудиться ради блага других людей и ради Бога. Ему не понятно, как можно подставить левую щеку, когда тебя ударяют в правую, почему он должен дать последнее нищему, хотя и сам тоже нуждается. Каждый из этих вопросов духовных находит ответ только в одном - если мы воспримем Дух Христов.

И каким же образом воспринимается этот Дух Христов? Через смирение, через покаяние. Мы так много об этом говорим. Всякий раз возвращаемся в эту отправную точку, что должны Богу принести покаяние, поговорили об этом, вроде как покаялись на исповеди и пошли дальше. Прошли участок духовной жизни отрезком где-то лет в десять-двадцать, а изменений никаких. О чем это говорит? Что мы так и не смирились, мы так и не принесли Богу покаяние. Так, все приблизительно. Да, вроде Богу покаялся, скупую слезу пролил и забыл про все. А мы должны плакать и плакать горько о своих грехах, потому что по грехам своим мы достойны смерти и ничего другого. Никаких милостей: ни благоденствий, ни благорастворения воздухов, ни солнышка, ни дождей, ни плодов земных. Мы дошли до такой критической точки в своих грехах, что в принципе своем мы должны были погибнуть, ну просто умереть! Вот, как человек, например, воспринял яд, да такой крепкий и сильный, что неминуема смерть. И все ожидают, вот-вот должна произойти смерть, а она не наступает. Это очень похоже на нас. В такой уже концентрации восприняли смерть греха, что уже должен безвозвратно человек погибнуть, а Господь медлит и не погибает человек. Только потому, что Господь ждет, когда мы все-таки опять вернемся в отправную точку, смиримся, посчитаем себя самыми грешными, самыми ничтожными людьми, осознаем, что мы нуждаемся в помощи Божией, что сами мы не справимся с собой, с грехом - только силой благодати Божией, выплачемся хорошенько, принесем Богу сердечное покаяние, сокрушение и вот уже тогда у человека начинается духовная жизнь. Господь дает ему благодать по смирению, и эта благодать Божия сопровождает его. Человеку тогда ничего ни в тяжесть, он никуда не торопится, потому что Вечность наступила уже сейчас, он уже вне времени, вне пространства, он смотрит на весь мир и на людей глазами самого Христа. И поверьте мне, это другие краски, это уже другой взгляд на все вещи. И обида легко прощается, и на какие-то искушения, испытания жизни он просто отмахнется рукой и улыбнется, и не переживает за это. И вот такому человеку Господь помогает и он начинает расцветать, появляется у него и любовь, и сострадание, и милосердие. Его можно назвать по праву родственным Христу, потому что он и мыслит, и живет как Христос. Но если мы этого чувствования не имеем, если глядя на другого человека мы Христа не видим, значит, у нас Духа Христова нет, значит, мы вообще даже понятия не имеем, что это такое. И не имеем права называться христианами. Обиду держим еще? Годы прошли, а мы еще обиду держим, еще не забыли? Какое может быть в течение этих лет преуспеяние, если человек обиду держит. Да это бомба замедленного действия! Она уничтожает, она разлагает человека изнутри и ничего хорошего мы уже не можем ждать, ни в духовном, ни в материальном. Поэтому и преследуют нас скорби, болезни, внутренние переживания, отсутствие благодати, отсутствие радости, любви только по одной причине, что мы не смирили свой дух, что мы не принесли Богу истинного покаяния. Поэтому, пока нам еще не поздно, надо вернуться в исходную точку и начинать все с самого начала. И без этих очень важных вещей дальше духовной жизни быть и не может и нечего об этом мечтать.

Не будем отчаиваться в своем положении, хотя нужно было бы отчаяться. Действительно, надо было бы просто опустить голову. И тут никакой надежды нет, с точки зрения мыслящего человека, человека. Но в Боге надежда всегда есть. В нем мы можем найти и опору, и помощь. И какие бы у нас годы ни были, сколько нам там: двадцать, сорок, шестьдесят, восемьдесят лет, - еще не поздно. И чем больше у нас возраст, тем больше вероятность Богу принести покаяние, потому что Господь тоже понимает ограниченность времени нашей жизни. Поэтому и помощь будет особенная. Не отчаивайтесь, стремитесь к  Богу и находите в Нем утешение. Аминь!

У вас нет прав на размещение комментария.