Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Мы нередко задумываемся об апостольских словах, которые и сегодня нам довелось услышать, что Бог многих из бедных предузнал, предопределил, оправдал и прославил. Эти слова относятся и к Евангельскому мытарю, о котором мы сегодня читали. В Евангельском повествовании человек был маленького роста, да еще и мытарь. Почему люди не любили мытарей? Потому что они, мало того что брали подать кесарю, так еще и брали больше, чем положено. И за это народ их недолюбливал. И когда они говорили о мытаре, подразумевалось, что это самый последний человек, самый низкий, самый грешный, и их презирали в народе. Ну и вот, представьте себе, маленький ростом, вредный человек, который обкрадывал, обирал людей, и тут вдруг он слышит, что идет Христос.

 

И по причине своего маленького роста он взбирается на дерево, чтобы хотя бы посмотреть на того, кто идет. У него, может, и мысли не было, чтобы призвать Его в свой дом, пригласить за свой стол и накормить. Никто не заметил, посмотрите, никто из людей не увидел его душу. Но Христос, увидев его душу, предузнал, что человек расположен к покаянию, сердце его готово воспринять Слово Божие, которое, как семя на почву. Так и случилось. Господь, видя человека на дереве, говорит ему: «Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме» (Лк.19:5). Господь посетил дом, и тогда, расчувствовавшись, мытарь сказал, что он не достоин, что понимает, какой он грешный человек. «Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк.19:8) И Господь сказал, что ныне в этот дом пришло спасение. Посмотрите на его жизнь – Господь его оправдал и через его жизнь, которая исправилась к лучшему, Господь его прославил. Сколько людей на земле? Миллиарды. А он вспоминается тысячелетиями. Грешный человек, некрасивый, маленький ростом, вредный и злой был, но Господь прославил его в православном мире настолько, что его вспоминают круглый год. И так на протяжении тысячелетий. 

Посмотрите, как Господь оценивает человека, не так, как мы. Люди привыкли смотреть на внешнее проявление, на его поступки, и даже на его слова. В нашем обществе тоже мытарей хватает. Но только, к сожалению, сердце отличается от того мытаря, память которого мы поминаем. Мы тоже должники перед Богом, мы тоже обижаем всякий раз, и мзду берем свою от человека. И бывает это несправедливо. Это не обязательно в материальном смысле этого слова. Это может быть в духовном, нравственном понимании, когда мы требуем от человека расположения к себе настолько, что, не дай Бог, чтобы не так на нас посмотрели, или не то сказали, чтобы мы хотели, или не так поступили. У нас внутри возникают обиды: «Как так мог? Я тебе столько добра, а вот ты мне так». И мы требуем от него соответствующего к себе настроения и поведения – это неправильно. Господь так не поступал. И нас тоже так учил, чтобы мы были скромны в своих поступках, словах, не требовали к себе особого уважения, но особое уважение сами проявляли к людям, которые нас окружают. И как Господь учит, мы тоже должны увидеть душу человека, рассмотреть его внутреннее состояние, оправдать его, если в нем есть какие-то злые поступки и в своем сердце вознести его выше, чем самого себя, прославить его. Нам так нравится говорить плохо о людях и какая-то радость испытывается человеком, когда он кого-то осуждает. Почему? Потому что он чувствует себя, что он лучше, он говорит: «Вы знаете, это такой человек…», - а на сердце как бы испытывает греховную радость. Это злое чувство – злорадство. Он смотрит на человека и может сделать его предметом своего обсуждения, причем не на пять минут, а он может обсуждать неделями, месяцами, годами, с презрением на него смотреть, не понимая того, что, как человек думает, и как сердце его расположено к людям и к Богу. Взять даже, например, войну. Кто может понять войну? Пока сам не посмотришь в глаза войне, тяжело ее понять. Можно прочитать книгу, увидеть какие-то кинофильмы, но все равно того ужаса и страха человек не испытает, пока сам ей в глаза не посмотрит этой войне, пока не испытает чувства опасности за свою жизнь и за жизнь своих близких. И вот дрогнуло сердце, испугалось, побежало. И мы начинаем: «Вот трус побежал». А как бы мы поступили, когда нас коснулась эта беда? Мы тоже ведь не знаем, как дрогнуло бы наше сердце и куда бы мы с вами побежали. Может, оставило бы нас мужество, и дали бы деру, только пятки видны были бы. Не знаем человека, пока себя не испытаем. Другого человека мы должны оправдать, не осудить его, потому что на его месте были не многие. Так и во всем, даже в мелочах, мы должны поступать по примеру Христа и Его святых учеников, которые прожили жизнь. Не с плеча рубить всех подряд: увидел, тут же рубанул голову – осудил, а подумать, присмотреться к человеку, испытать временем мысль, которая пришла в голову и потом уже определить свое отношение к человеку. Если даже среди десятка зол мы найдем хотя бы одно добро, то уже этого достаточно, чтобы человека оправдать, потому что Господь его оправдывает. И Господь готов терпеть девяносто девять лет, для того, чтобы он в последний год своей жизни раскаялся. Вот так поступает Бог, оправдывает его, ждет. Он предузнал сердце человека. Он знает, что на сотом году жизни тот покается и дал ему время, и терпит сам и другим тоже велел, чтобы терпели. Вот это нормальная христианская жизнь: терпеть, оправдывать и поднимать выше людей, тех которые рядом с нами. Пусть Господь и наши сердца так расположит и правильно по-христиански всегда поступать научит. Аминь!

У вас нет прав на размещение комментария.