Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В неделю перед праздником Воздвижения Креста, Господь приготовляет через Святую Церковь всякого христианина. Сегодня мы с вами слушали Евангелие с повествованием Ветхого Завета о том, как однажды Моисей, удрученный в пустыне змеями, которые жалили и убивали людей, по слову Божьему создал крест и на нем распял змия. Те, кто видели крест и поклонялись ему, те избавлялись от болезни и выживали. Тем самым Господь преобразовал Животворящий Крест Господень, глядя на который, всякий верующий в него взывает к Богу нашему Иисусу Христу, Богочеловеку, и Господь исцеляет его от немощи. Сегодня, действительно, каждый из нас имеет право прийти к Богу или отказаться от Него.

 

Мы, живущие в настоящее время, как мне кажется, мало заботимся о своей духовной жизни и этому свидетельство сама наша жизнь. Приходится очень часто сталкиваться с людьми, которые открывают свой помысел, открывают свой внутренний мир, состояние, из этого можно сделать вывод, что человек в настоящее время испытывает какой-то, образно говоря, летаргический сон, как насекомые впадают в анабиотический сон: муха, она живая, но сухая, приходит время и она оживает. Мы очень похожи на этих насекомых, которые вне Бога, похожи тем, что без присутствия благодати Божьей иссыхаем. Не бьет ключом в душе человека жизнь, нет радости, нет любви, нет этой живительной влаги, которая бы насыщала и делала нас живыми одушевленными людьми по образу Божьему.

А знаете, когда случился потоп, то в Священном писании написано, что «уподобились скотам несмысленным». Интересно, как замечает летописец, уподобляя человека скотам. Скоты понятно, они же ведь без интеллекта, движимые больше инстинктами, чем разумом. Но почему Господь называет людей скотами, да еще и несмысленными? Вот это, своего рода, как мне думается, норма человека, который и не животное, которое движимо инстинктами, и не человек, который является образом Божьим. Это что-то между животным и между человеком, носящее в себе образ Божий. Это своего рода мутант духовный, который уподобился животным, да еще и человеку несмысленному. Если это случилось с людьми допотопного периода, то мы можем сказать и о себе. что мы, живя в апокалиптические времена, тоже уподобились животным. Столько много в человеке страстей, что уподобляется животным. Посмотришь на человека и просто удивляешься: как может вместить он в себя столько зла? Звери и то имеют какой-то предел, границы. У человека никаких рамок нет: он может убить ради зависти, ради прихоти, ради своих каких-то корыстных целей. Не столько людей погибло от зверей, сколько зверей погибло от людей. Так вот вопрос: кто же такой человек и кому он уподобляется без Бога? Вот этот наш сон говорит о том, что мы очень близки к тому времени, которое уже когда-то в истории было, времени допотопного периода. Мы живые с вами мертвецы, безблагодатные люди.

Вот посмотришь, казалось бы, столько всего у нас есть. В середине 19 века началось книгопечатание. Мир православный открыл для себя через Игнатия Брянчанинова византийскую литературу. Стало печататься очень много святоотеческого писания, чего лишен был человек раньше. Узнали Ефрема Сирина, Иоанна Златоуста, столько много литературы появилось. Потом все, упадок, революция, но сейчас-то такой прорыв книг духовных, такая масса огромная, казалось бы читай, вникай в это, изучай это и старайся этому подражать. Но даже при наличии всего этого сокровища и богатства все равно человек оказывается безблагодатным. Господь все, конечно, предусмотрел, Он премудр и знает будущее, видит состояние наших душ и очень много дает сейчас человеку, чтобы как-то поддержать огонек его жизни. Но без самого человека спасения не бывает. Спасение утопающего в руках самого утопающего, как гласит народная пословица. Мы с вами что-то должны делать, чтобы выходить из этого состояния. Как мне видится, мы должны вместе с вами объединяться, не разобщаться, как сейчас это случается, начиная от каких-то религиозных убеждений. В разные стороны люди сейчас смотрят, повод появился: Папа с Патриархом встретился или еще что-то и все, начинают люди разобщаться. Это ослабляет наш дух, ослабляет нашу веру. Люди и без того бессильные, безблагодатные, немощные делают себя еще уязвимее.

В годы Великой Отечественной войны люди изголодались по духовному общению с Богом, не было церквей. Даже Сталин, понимая, насколько важно поддержать настроение народа, открыл церкви. Люди пошли в храм. Можете себе представить, как в тот момент молились женщины? Приходили документы о без вести пропавших. Как они молились Богу, что бы он вернулся, сын, отец, муж? Мы молимся сейчас так с вами?

Внутренняя пустота. Приходит человек, а воодушевления нет. Спроси сейчас у каждого из нас, о чем он молится? Человек задумается, о чем же он просил во время Божественной Литургии. Где вот эта глубина наших переживаний за себя, за людей, за наше внутреннее и внешнее положение в Церкви? Люди гибнут, люди пропадают, а у нас какое-то внутреннее бесчувствие, ничего внутри не тревожит. В Сирии за годы христиан убивают тысячами, миллионами, а у нас безразличие: ну убивают, ну и что? На Украине убивают людей, а у нас как будто все хорошо. Это видимое спокойствие говорит о том, что мы находимся в очень пагубном состоянии сна. На такое бездушное, безжизненное существо наступи и оно рассыпется. У него нет уже каких-то реакций для того, чтобы устроить свою безопасность. Нет гибкости у нас духовной, которая позволяла бы нам духовно рассуждать о всех событиях этого мира. Мир понятно, он живет своими правилами, Бога они не знают и знать не хотят. Но мы же не должны им уподобляться. Это серая масса, люди, которые живут принципами толпы, их куда политика направит, туда толпа и идет. Но мы-то с вами живем не политикой, мы живем Богом. И прежде всего, нужно заботиться о том, чтобы жизнь в нас теплилась и этот свет, это тепло мы приносили в свои дома, а из домов в свое место работы или место своего проживания. Чтобы люди видели, что верующий человек – это живой человек, бодрый, человек, который стремиться к Богу и к святости.

По этому сегодня молитва каждого из нас должна быть о том, чтобы восстать от этого сна и просить Бога, умолять Его, чтобы не погибнуть в этом мире, на первый взгляд, казалось бы, таком безобидном и спокойном. А на самом деле все очень сложно, непросто и мы действительно нуждаемся в Боге. Аминь!

У вас нет прав на размещение комментария.