Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодня мы вспоминаем о сотнике, который, будучи язычником, глубоко осознавал, кто он, и Кто предстоит перед ним. Бог! Всемогущий, который может словом своим на расстоянии исцелить от любого недуга. Вместе с тем проявляется глубокое смирение этого человека. Он говорит: «Я хоть человек и подвластный, но имею и под своей властью рабов и слуг. Скажу одному сделай это, и он это делает. Я недостоин, чтобы Ты входил в мой дом, но ты только скажи слово и отрок мой исцелится». Смотрите, он даже слугу напивает отроком своим. Человек обладал не только верой, но и, в некоторой степени, любовью к ближнему. Поскольку, несмотря на то, что этот человек слуга, его раб, он так заботился о нем, как о своем ребенке.

Через это евангельское повествование» мне бы хотелось поговорить с вами о молитве к Богу. Мы все с вами люди глубоко воцерковленные, но если честным быть перед собою и перед Богом, то мы все новоначальные. Мне вспоминается случай из жизни Варсонофия Великого. Когда к нему пришел преподобный ученик его Иоанн, и попросил его: «Отец, дай мне молитвенное правило!». А он ему отвечает: «Я не могу давать тебе молитвенное правило. Ты только недавно пришел в монастырь, и ты должен смиряться. И себя считать ничем. Не можешь ты понести большего, не понесши меньшего».

Тут, в этой истории премудрость Божия. Обратите внимание, казалось бы, человек пришел в монастырь посвятить свою жизнь Богу, и начало всех начал — это молитва. А через старца Господь открывает своему ученику, что, прежде всего, необходимо смирение. Он говорит, что он должен признать себя ничем. У нас несколько по-другому складывается в жизни. Мы приходим в церковь, начинаем молиться, поститься, соблюдать внешние уставы церковной жизни... Через месяц ровно мы начинаем учить всех. Как надо молиться, и как надо поститься, и как надо вести себя в храме, и как надо поступать, чтобы Богу угодить. Месяц прошел и мы уже считаем, что мы можем учить, наставлять. Внутреннее преобразование души человека не произошло. Он еще не успел примириться со своей совестью, с Богом, не принес глубокое покаяние, не оплакал свои грехи. И тут, посмотрите, проявляется гордость человеческая. Тут же она находит место в душе человека, и позволяет себе такую дерзость—еще учить всех остальных. Это крайняя степень заблуждения людей, которые проходят начальный путь воцерковления. Даже если прошло двадцать лет, то надо было подумать, что еще сказать. Вот, однажды, пришел епископ на Святую гору Афон и попросился остаться в монастыре. А старец творит: «Я отказываюсь! Как я епископа смирять буду?! Епископ всех смирял, а сейчас мне епископа смирять надо?», в общем, стал отказываться. Но епископ стал настаивать: «Возьми меня, отче, буду нести послушание!» И старец говорит ему: «Ну, тогда будешь молчать, убирать туалеты, служим, тем, кто приходит». И вот он несет послушание и молчит. И только спустя три года старец у него спросил: «Тебе есть, что сказать?», а он говорит: «Нечего». Понимаете, когда происходит духовное перерождение человека, и он становиться немножко умнее, то оказывается и нечего сказать! Оказывается, что не такой уж он умный, образованный, понимающий все, чтобы учить всех.

Очень часто задают вопрос: «Вот, понимаете, я молюсь, пощусь, а у меня всё не получается, из рук валится». Это потому что мы не положили начало всех начал — не было смирения, не было глубокого покаяния. Мы зацепились за внешние проявления церковной жизни и упустили внутреннее. А без внутреннего внешнее просто теряет значение и смысл. Поэтому у нас все из рук валится — вроде мы уже как и можем и хотим, а ничего не получается. Ошибка за ошибкой. Из гордости у человека еще и прелесть появляется. Оказывается, он может учить всех. Если бы было нормальное стечение обстоятельств, нормальное — так как учат святые отцы, то сегодня бы в храме все бы молчали, и я в том числе, потому что нечего было бы просто сказать, нечему было бы учить! Потому что внутри мы не стяжали одну из главных христианских добродетелей — смирение. Почему Господь услышал этого сотника? Потому что человек обладал смирением. Представляете, к человеку у которого была сотня воинов в подчинении пришел какой-то странник в ветхой одежде, которому и главы негде приклонить, а он говорит я недостоин чтобы ты входил в мой дом, ты только слово скажи, и все. А с фарисеем? Нужны были доказательства! Докажи, покажи нам знамение, что ты Мессия, тогда мы тебе поверим! Мало того, что они в слово его не верили, в чудеса, которые он совершал, так ещё и знамение просили! Вот и мы тоже, приходим на молитву и начинаем требовать: «Господи дай мне, знамение покажи тотчас же!» А грехи неоплаканные, так и остались в нашей душе. Получается, что мы стали разделяться между собой — духовная наша сторона и плотская. Почему человек иногда так неудобно чувствует себя в церкви? Пришел на исповедь и покаялся, и через пять минут делает тоже самое. И у него получается раздвоение личности — он хочет, а не может! Потому что все, что происходит в душе человека — происходит по благодати Божией, если в нас проявляется хоть одна капля смирения. Если мы уже сегодня начали что-то понимать, это не значит, что мы достигли какого-то определенного уровня. Это знание только для того, чтобы мы поняли кто мы, и перед Кем мы предстоим. Есть и другая сторона, очень распространённая, когда в церковь пришел человек, — проходит год, два, и как бы успокоился. Ну вот и все, я же ведь изменился. пора и честь знать. Пусть остальные походят. а у меня ведь еще и старость впереди. И вроде все у него как бы спокойно и хорошо. Но внутреннее преображение ведь не произошло, страсти, как нашли себе место там, так и борют. А вы задумайтесь, что страсть это как змей, который приютился внутри тебя. Но не просто приютился, он нашел там что-то очень близкое для себя, очень удобное местечко—холод. Вот как змея подколодная под камень спряталась, ей там хорошо. Сердце ведь холодное и ему там хорошо. Вот и живет он там десятилетиями, а мы тешим себя мыслью, что у нас все хорошо: никто нас не беспокоит, мы уже верующие люди, достаточно воцерковленные. Это ведь —самообман. Я еще раз говорю, если быть справедливыми, честными перед собой — то мы только новоначальные. И мы должны молчать, даже если мы уже сорок лет в церкви. Начнем все сначала. Признайте себя ничем, что мы ничего не значим без Бога. Что мы люди, которые тяжко согрешили, и по грехам своим достойны смерти. И что болезни, которые посылаются — это милость Божия, которую Он нам посылает. Не надо роптать. И только тогда человек перестанет осуждать, раздражаться, вся шелуха, которая на нас есть — сразу отпадет. И исчезнет мысль, как же нам поступить, чтобы измениться, стать лучшими. Все отпадет само по себе. В человеке будет гореть благодать Божия, которая спалит эту всю грязь. Уничтожить весь этот мусор, и не надо будет думать, что с этим делать. Сама благодать будет руководить человеком, как ему поступить в этой жизни. Я думаю, что сегодня каждый из нас задумается об этом, сделает определенные выводы и примет для себя решение что-то изменить в своей жизни, не собственными силами, а силой Божией, которая может действовать в человеке обладающим смирением. Аминь.

У вас нет прав на размещение комментария.