Когда наш музей получил известность, стали поступать новые экспонаты. Матушка почившего протоиерея Владимира Войтовича,

 

протоиерей Владимир Войтович

 

который в 2003 году служил в Лавришевской церкви, передала в музей некоторые вещи, оставшиеся от о. Владимира. Это книги, записи, фотографию, о которой она сказала, что никого знакомого на ней нет.

Посвящение Свято-Елисеевскому монастырю

В феврале 2010 наместник Лавришевского Свято-Елисеевского монастыря игумен Евсевий получил ключи от Лавришевской церкви Успения Божией Матери, ранее бывшей приходской церковью.

Лавришевская церковь построена в 1776 из сосны, из которой никогда не брали смолу, когда она входила в состав униатского второго Лавришевского монастыря. На момент закрытия монастыря в 1836 в нем оставалось 5 насельников. 

С 21 декабря 1838 эта церковь стала православной. Поэтому на момент передачи церкви в ней были иконы католические, униатские, православные. Все католические и униатские иконы из храма были удалены и помещены в музей, о котором и пойдет дальнейшее повествование.

При Свято-Елисеевском Лавришевском мужском монастыре действует воскресная школа, которая была организована в сентябре 2008 года. В воскресной школе проводятся занятия с детьми из ближайших деревень: Лавришево, Гнесичи, Негневичи, Щорсы. Численность обучающихся детей в среднем около 20 человек. С учетом возрастных категорий создается три группы: старшая группа (12-15 лет), средняя группа (9-11 лет) и младшая (5-7 лет). Обучение детей проводится по разработанной программе. В нее входят преподавание закона Божия, церковного пения. Также дети занимаются в драматическом кружке, кукольном театре, обучаются рукоделию. С ребятами занимаются опытные педагоги, а также духовные лица.

Лавришевская обитель является одним из древнейших православных монастырей, известных в Западной Руси и Литве[1]. Ее основание датируется второй половиной XIIIв.

 

Преп. Елисей Лавришевский.

Согласно раннему церковному преданию, которое подтверждается поздними источниками[2], история основания Лавришевского монастыря тесно связана с именем прп. Елисея Лавришевского[3].

Древнейшее упоминание о преп. Елисее находится в дарственной Лавришевскому монастырю (1517г.) [4] от имени Александра Ивановича Ходкевича, маршалка короля Жигимонта Старого. А.И. Ходкевич передает обители свое имение в Лычицах и адресует вклад таким образом: «монастыру пречистое Божое Матери храму честнаго Ея Успения во обшеру лавры преподобнаго отца Елисея»[5].

Древнейшее жизнеописание перп. Елисея находится в труде профессора и ректора Виленского университета Альберта Кояловича «Miscellanea rerum ad statum ecclesiasticum in Magno Lithuaniae Ducatu pertinentium»[6] (1650г.). Коялович сообщает, что в его распоряжении имелось житие преподобного Елисея Лавришевского, написанное по-славянски. Согласно ему преп. Елисей родился у «знатных в Литве родителей», «если некоторые не ошибаются» – у «Тройдена Князя Литовского», и долгое время жил при дворе великого князя Литовского, «вероятно Мендовга», занимая высокую должность. Позже, оставив мирскую жизнь, Елисей нашел безлюдное место, окруженное болотами, где от некоего подвижника воспринял монашество. Когда вокруг Елисея собралось много послушников и монахов, он построил для них церковь и монастырь. Елисей был убит своим питомцем, бесноватым юношей-слугой в ночь на 23 октября. К сожалению, больше о жизни преп. Елисея автору середины XVII века ничего не известно. Позднее появляются сведения о времени жизни небесного покровителя обители - в 1864 г. архим. Николай впервые указал дату основания монастыря преп. Елисеем – 1225 г.[7], а в более поздней работе Е.Е. Голубинского появилась и дата смерти преп. Елисея – 1250 г.[8] Конечно, мы понимаем, что это лишь ориентировочные даты, точные до нашего времени не сохранились.

По свидетельству А. Кояловича, в 1514 году на соборе в Вильно под председательством митрополита Иосифа Солтана преп. Елисей был прославлен в лике святых. Таковой собор действительно имел место. В 1514 году в Вильно собрались епископы, клирос, и даже представитель Константинопольского Патриарха[9]. В повестку собрания вероятно вошел и вопрос о прославлении преп. Елисея, а среди участников собора был и Лавришевский архимандрит, не названный, правда, по имени. По всей видимости, это был Иона (Протасевич), будущий митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси (1568—1576).

Святость преподобного Елисея обнаружилась, в частности, через чудеса от его мощей, которые особенно помогали страждущим от беснования. Так, прикоснувшись к чудотворным останкам святого, исцелился и сам бесноватый слуга преподобного, убивший его. Еще одно чудо произошло около 1505 года, во время правления короля Польского Александра. Согласно преданию, когда татары под водительством Менды-Гирея, опустошив окресности Новогрудка, приблизились к Лавришевскому монастырю, Господь явил чудо через своего угодника: татарам показалось, что монастырский двор заполнен конницей, и они удалились[10].

По свидетельству А. Кояловича, в середине XVII века в церкви находилась главная святыня монастыря – захоронение (букв. – «могила») преподобного Елисея[11]. Были ли в древности обретены мощи преподобного, или они почивали под спудом нам доподлинно не известно.

Существует предание, что духоносным наставником преподобного Елисея был святитель Лаврентий Туровский, окончивший свой жизненный путь в Киево-Печерской Лавре. Однако святитель Лаврентий умер уже в 1192 году - вероятно ранее, чем преп. Елисей принял монашество.

Почитание преподобного Елисея подтверждено и в наше время «включением его имени в Собор Белорусских святых, празднование которому было установлено в 1984 г. при митр. Минском и Белорусском Филарете (Вахромееве)»[12].

 

Великий Литовский князь Войшелк.

Вместе с тем существуют древнейшие летописные сведения, которые указывают нам на еще одного человека, вероятно принявшего значимое участие в основании и развитии Лавришевской обители. Так, Ипатьевская летопись во второй половине XIII в. говорит нам о великом литовском князе Войшелке, который «учини собе монастырь на реце на Немне межи Литвою и Новымъгородъком и ту живяше».

Наряду с Ипатьевской летописью (XIII в.) сведения о Войшелке содержатся и в Новгородской первой летописи, написание которой было завершено не позже первой половины XIV века. Дату рождения Войшелка – 1223 год – приводит нам Теодор Нарбутт. Войшелк княжил в Новогородке, будучи язычником, а затем крестился. Татищев сообщает о его имени в крещении – Василий[13]. После крещения Войшелк оставил свое княжение и около 1255 г. принял монашество у старца Григория в Полонинском монастыре.

Прожив 3 года у старца Григория, Войшелк отправился в паломничество на Святую гору Афон. Однако, встретив на пути препятствия, он вернулся и, как уже упоминалось, около 1262 г. «учини собе монастырь на реце на Немне межи Литвою и Новымъгородъком и ту живяше». Отметим, что выражение летописца «учини собе монастырь», можно понимать не только в узком смысле – «основал монастырь на том месте, где его не было». Речь может идти и об участии Войшелка в строительстве и развитии монастыря, начало которому уже было кем-то положено. Основания для такого вывода дают и слова Хроники Литовской и Жмойтской. Согласно ее тексту Войшелк «збудовал собе монастыр над Немном межи Литвою и Новгородком, и там мешкал з килканадцетю чернцами в побожности живота»[14]. Здесь внимание на себя обращает достаточно большое количество монахов-сподвижников князя – между 10-ю и 20-ю, при коротком периоде его пребывания в монастыре (видимо, немногим более года). Возможно, какая-то часть монахов уже жила в данном месте, когда туда пришел Войшелк. В.П. Семенов (1905), например, по этому поводу говорит, что еще с древнейших времен в Лавришеве был монастырь, в который и поступил в свое время князь Войшелк Мендовгович[15].

 

Литовский князь Римунт.

Существует, однако, еще одно упоминание о возможном основателе Лавришевского монастыря. Белорусско-литовские летописи, начиная со 2-й половины XVI в., отмечают, что один из литовских князей Римунт, приняв монашество, имел прозвище Лаврыш (Лавр, Лаврентий). Упоминаемый князь-инок испросил у своего дяди литовского князя Наримонта место в пуще у р. Неман в Новгородокской земле (Новогрудский повет) и основал обитель, которая «оттоле прозвано Лаврышов манастыр»[16].

При этом мы должны отметить поразительное сходство жизнеописаний Войшелка и Римунта: белорусско-литовские летописи в своих текстах дважды воспроизводят практически одни и те же факты, сперва говоря о жизни Войшелка, а потом и Римунта.

Д. П. Огицкий отметил, что, следуя летописям, «…оба они … дети литовского князя, оба находятся в тесном контакте с Галичиной и галицким князем, оба принимают «русскую» веру и постригаются в монахи, оба строят монастырь на Немане, в районе Новогородка, оба, узнав о насильственной смерти отца, оставляют монастырь, отправляются в Литву, чинят там расправу над врагами, но не пользуются возможностью сохранить за собой власть и возвращаются к монашеской жизни»[17].

Д.П. Огицкий говорит по этому поводу, что в повествованиях о Войшелке и Римунте на самом деле рассказывается «об одном и том же лице, об одних и тех же событиях»[18], а именно - о жизни Войшелка. Данная точка зрения поддержана и современными исследователями[19], хотя нельзя считать, что она доказана окончательно.

Монастырское предание сообщает нам об участии представителей литовского княжеского дома в основании монастыря, особенно отмечая их вклады в обитель. Так, на заседаниях 26-й Бельской конгрегации базилианского ордена в 1709 г. было отмечено, что основной фундуш монастыря состоит из вкладов самих «монахов наших князей Литовских»[20]. Около 1720 г. в разъяснении монашеских правил ордена базилиан, мы снова встречаем упоминание о том, что монастырь Лавришевский имел одним из основателей «самого великого князя Литовского… Войшелка»[21].

 

Место основания монастыря.

Единственным сохранившимся строением, история которого связана с Лавришевским монастырем, является церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы в дер. Лавришево Новогрудского района Гродненской обл. Этот храм был построен в 1775г.

Результаты археологических раскопок на территории дер. Лавришево около Успенской церкви, позволили выдвинуть предположение, что древний монастырь мог находиться на этом месте. Этому предположению не противоречат фрагменты керамической посуды XIV – XVвв., часть из которых может относиться и к более раннему времени[22], а также комплекс документов “о прекопании реки Болович”[23].

При этом народное предание называет иное место первоначального заложения обители – песчаный “островок” Незвище. Он находится на прав. берегу Немана напротив современной дер. Гнесичи Новогрудского р-на Гродненской обл., где сейчас и происходит восстановление монастыря.

Следует отметить, что строительство современного монастыря в данном месте является решением «в духе» основателя – преп. Елисея. Нынешняя обитель достаточно отдалена от «мира», а строительные работы, которые уже позволили начать монастырскую жизнь и богослужения, не мешают археологическим изысканиям в дер. Лавришево, сохраняя для нас историческую среду.

 

История обители в XIII-XVI вв.

История Лавришевского монастыря во 2-й пол. XIII в. почти не отражена в источниках. Первые известные нам документы относятся к XIV в.

В середине XIV–XVвв. первыми ктиторами обители стали представители литовской правящей династии и русско-литовская шляхта из Понеманья. Вкладчиками обители были правители Новгородка-Литовского. Помимо кн. Кориата (Михаила) Гедиминовича, на богомолье в обитель неоднократно приезжал новгород-северский, трубчевский и новгородокский кн. Корибут (Димитрий) Ольгердович. Его вклады относятся к периоду между 1377–1393гг., когда он был верховным правителем Понеманья. Известно, что в монастырь он пожаловал “Гнидковича лукно, пятип…е, и озера и морино”[24]. Не исключено, что позолоченный средник на верхней крышке переплета Лавришевского Евангелия, на котором был изображен вмч. Димитрий Солунский, также был выполнен на средства, полученные от этого князя.

В 1434 г., владевший почти половиной территории Новгородокского (Новогрудского) воеводства, сын киевского великого князя Владимира (Василия) Ольгердовича, слуцкий и копыльский кн. Александр (Олелько), а также его жена великая княгиня Анастасия Московка (дочь вел. кн. Василия I Дмитриевича), вместе со “своими детми” (по-видимому, князьями Семеном и Михаилом Александровичами) пожаловали Лавришевскому монастырю десятину от доходов из своего дворца Турец[25].

К XV – нач. XVI в. сохранились сведения еще о не менее 14 вкладах в обитель, которые фикировались на свободных местах в пергаменных листах Лавришевского Евангелия. По-видимому, к сер. XV в. относится распоряжение князя А[ндрея?] Борисовича об отдаче в пользу обители десятины и некоторых сел[26].

Другая часть вкладов относится к 40/50–90-м гг. XV в. Речь идет о пожалованиях в пользу монастыря членов семей братьев панов Волчка и Гриня Есковичей, Волка Гавсовича, Юрия (Юшки), Коташа и Панька Беликовичей, Шубичей. Они касались передачи в обитель отдельных полей рядом со своими селами, “нивы заровной”, людей “с ушатцем меда и со всей службой” или “с землей и со всеми уходы”.. Предки этих вкладчиков - бояре Гавс и Белик - были достаточно знатны и выступали в 1388г. перед польским кор. Владиславом Ягайло как поручители за своего сюзерена кн. Корибута (Димитрия).

Во вкладах Фетиньи, вдовы пана Волчка Гавсовича, а также пана Лукьяна Шубы монастырь впервые упоминается как архимандрития. По-видимому, первым настоятелем, носившим звание архимандрита, был Никита[27].

10 авг. 1486г. подскарбий польского короля Казимира IV Ягеллончика пан Иван Александрович Стретович передал обители право на 30 коп жита со своего имения Березовец. Писцом вкладной записи выступил кн. Федор Львович, родной брат И. Л. Мамая, В. Л. и М. Л. Дородного (Немца) Глинских[28].

Обратим внимание и на состав «послухов», выступавших свидетелями при передаче имущества в пользу обители. В одном из случаев у пана Ивана Глебовича, пожаловавшего в обитель “поле у Милошеве”, послухом был влиятельный в ВКЛ боярин пан Богдан Хребтович[29]. Он был отцом пана Мартина Богдановича, который женился на княжне Федке Львовне, родной сестре князей Глинских.

В числе послухов во вкладных грамотах фигурируют и 5 братьев новгородокских бояр Мацько, Стецько, Васька, Олехно и Александр Войниловичи[30]. Представитель этого рода Федко, владевший имениями в Городецком повете, был сторонником православной партии в ВКЛ вел. кн. Свидригайло (Болеслава) Ольгердовича.

Около 1524г. бояре Феодосий и Яков Войниловичи выступали свидетелями на межевании владений Лавришевского монастыря со своими соседями[31]. Однако самым известным среди них был архимандрит Феодосий (Войнилович), настоятель Киево-Печерского монастяря (до 01. 09. 1482 – после 10. 03. 1493).

Не исключено, что в молодости он принял постриг в Лавришевском монастыре. Его появление в Киеве было связано с церковной политикой княжеской семьи Слуцких-Олельковичей, бывших ктиторами обеих обителей.

Приведенные выше данные свидетельствуют о важной роли Лавришевского монастыря в церковной жизни Западной Руси.

В 1517 г. маршалок ВКЛ и основатель Супрасльского монастыря Александр Иванович Ходкевич пожертвовал обители “весь свою дедичную Лычицкую, Полшевом названную”[32]. В соответствующей грамоте обитель именуется лаврой. Согласно инвентарю 1601 г.[33],в монастыре стояла деревянная церковь “збудованая през ихъ м[и]л[о]стей пановъ Войныловичовъ и Беликовичовъ без притвору кгонтами критая, крестовъ на ней железных позолотистых три, на дзвонныци дзвоновъ пятъ”. Имеются данные о селах и подданных крестьянах: “Село Лавришовъ подъ монастиромъ. В немъ волокъ 7 и полъ волоки”. К монастырю были приписаны также деревни Личичи (Лычицы), Купицко (Куписк), Щорсы и др.[34]. Сохранились имена архимандритов монастыря, которые по крайней мере с XV в. назначались польским королем[35], имевшим право “подаванья” обители: 1424 г. – Мисайло, 1506 г. – Прокопий, 1509 г. – Арсений, 1486 г. – Феодосий, 1521 г. – Прокопий, 1524 г. - Алексий, 1533 г. - Иона (Протасович (Протасевич-Островский)), 1542 г. - Алексей (Михайлович), 1544 г. - Феодосий (Панкевич), 1546 г. - Афанасий (Курка), 1566 г. - Нестор (Молькевич), 1566 г. - Нектарий (Маскевич), 1568 г. - Симеон (Волович), 1588 г. - Онисифор (Девочка).

 

Исторический путь Лавришевского монастыря в униатский период (XVIIXIX вв.).

В нач. XVII в. монастырь был передан униатам, вошел в состав базилианского монашеского ордена (OSBM), после чего пришел в упадок. Отчасти, этому способствовал пожар 1628 г. в монастырском фольварке Лычицы, когда сгорели все постройки и большое число документов монастырского архива. В том же году обитель по просьбе униатского митр. Иосифа Рутского решением короля Сигизмунда III Вазы была передана в подчинение Новогрудскому монастырю[36], а его наместники получили титул “старшего Новогрудского и Лавришевского”. Под таким именованием известны Павел Корсак, Геннадий Хмельницкий, Ансельм Чиж, Викентий Коссовицкий, еп. Смоленский Михаил Пашковский, еп. Пинский Антонин Жолкевский. Однако с 1666 г. наместник снова носил титул “архимандрита Лавришевского” - таковым стал упомянутый еп. Смоленский Михаил Пашковский. В этот период ярко проявилось злоупотребление властью со стороны архимандритов. Так, на 9-й сессии 18-й (Новогрудской) конгрегации OSBM (1671г.) рассматривался вопрос о лишении права владения монастырями Лавришевским и Новогрудским еп. Пинского и Туровского Мартиана Белозора, который употребил средства Лавришевской обители на нужды своих родственников, в результате чего сам монастырь не только опустел, но и был осквернен. Борьба ордена за упразднение архимандрии увенчалась успехом лишь в 1709 г., когда на 26-й Бельской конгрегации OSBM еп. Порфирий Кульчицкий отказался от своих прав на обитель[37]. О плачевном состоянии монастыря свидетельствует документ базилианского ордена, датируемый ок. 1720 г.: “фундуши расхищены и даже с Евангелия, где были записи, страницы вырваны, чтоб расхитителям загладить память о былых дарованиях монастырю”[38].

В 70-х гг. XVIII в. базилианский Лавришевский монастырь был отстроен заново, в т. ч. возведен сохранившийся Успенский храм (1775). Согласно инвентарю 1824 г, церковь построена из брусового дерева, на кирпичном фундаменте, крестовой формы. Крыша покрыта гонтами (дранкой). Автор инвентаря отмечает, церковь “никогда не была греко-российской, ни приходской униатской, принадлежащей белому клиру, но монастырской”. В обители имелась деревянная на каменном фундаменте колокольня, ограда, слева от церкви — келейный корпус. На местном кладбище стояла приписная Крестовоздвиженская часовня. Монастырю принадлежали 2 фольварка: Лавришево и Лычицы (в 1 версте от дер. Лычицы). На кладбище неподалеку от Лычицкого фольварка имелась часовня Вознесения Господня (1782). За “весью Лавришовской” на поле находилась ветряная мельница[39]. По данным описей имущества 1822 – 1824 гг. б-ка монастыря насчитывала ок. 600 книг, среди которых находилось и знаменитое Лавришевское Евангелие. Его календарная часть в значительной мере схожа с Холмским Евангелием, написанным в посл. трети XIII в.[40]

 

Имеются упоминания существовании в обители образовательного учреждения (богословский класс), позднее (возможно в 1796 г.) реорганизованное в Брестскую епархиальную семинарию. 20 студентов содержались за счет монастыря”[41]. В 1827 г. в монастыре было открыто духовное поветовое училище.

В 1824 г. в Лавришевском монастыре проживало 5 насельников, последним настоятелем был иеромонах Леонтий (Аколов). В 1836 г. монастырь был упразднен, Успенская церковь обращена в приходскую униатскую; с 1839 г. – православная.

Местночтимые чудотворные иконы Спасителя и Божией Матери были переданы в церковь с. Деречин (ныне деревня Зельвенского р-на Гроденской обл.). Попытка возродить Лавришевский монастырь была предпринята в XX в. стараниями еп. Минского и Туровского сщмч. Митрофана (Краснопольского) и гр. К. А. Хребтовича-Бутенёва. В 1913 г. на территории обители была построена деревянная церковь во имя прор. Елисея, вскоре возведены братский корпус и дома паломников. Возрожденный монастырь числился как Лавришевское подворье Минского архиерейского дома. В обители проживали с 1913 г. иером. Донат (Литвинко), монахи Геронтий (Белозубов) и Илиодор (Уколов). В 1914 г., с началом Первой мировой войны, линия фронта стала приближаться к монастырю. В 1915 г. в результате военных действий храм сгорел, постройки разрушены, а братия покинула подворье.

 

Обитель в настоящее время

В 1993 г. архиеп. Белостокский и Гданьский Савва (Грыцуняк) и еп. Новогрудский и Лидский Константин (Горянов) освятили место, где стоял монастырский храм. В 1997-1998 гг. был возведен и еп. Новогрудским и Лидским Гурием (Апалько) освящен храм во имя прп. Елисея Лавришевского. Впосл. близ храма был построен корпус, в котором поселилась братия. В 2001 г. при храме зарегистрирован приход, а 21 апр. 2007 г. решением Синода Белорусской Православной Церкви он преобразован в муж. мон-рь. В обители проживает ок. 10 насельников, настоятелем является архиеп. Новогрудский и Лидский Гурий, наместником игум. Евсевий (Тюхлов).

 

Источники:

“Инъвенътарь альбо списание монастира Лавришовскаго” // НИАБ. Ф. 147. Оп. 2. Д. 175.

Письмо кор. Казимира наместнику Новогородскому Петру Монтигирдовичу // Там же. Ф. 147. Оп. 2. Д. 175. Л. 1261–1261 об.

Archiwum klasztoru Lawryszowskiego przepisane roku 1791 // Б-ка Вильнюсского ун-та. ОР. F4 (А2105).

Bolowicz do Senna zwroczony. Dolina Trypecia // НИАБ. Ф. 147. Оп. 2. Д. 175.

Summaryusz dokumentow, klasztorowi Lawryszowskiemu sluzacych // Ин-т рукописи Национальной б-ки Украины им. В. И. Вернадского. Ф. 160. Д. 301.

Kojalowicz A. Miscellanea rerum ad statum ecclesiasticum in Magno Lithuaniae ducatu pertinentium. Wilnae, 1650. S. 8, 36.

АЗР. Т.1. № 7. С. 22, № 28. С. 41.

АЮЗР. Т.1. № 7. С. 3–4; Т. 2. № 64/1–2. С. 103.

ПСРЛ. 1843. Т. 2. С. 345; 1975. Т. 32. С. 33–34, 135–136; 1980. Т. 35. С. 94, 150–151, 178, 198–199, 219–220; 2003. Т. 40. С. 125.

Первольф П. П. Отчет ординарного профессора Имп. Варшавского ун-та П.П. Первольфа о науч. занятиях за границей с 20 мая по 20 сент. 1882 г. // Варшавские университетские известия. 1883. № 2. С. 23–24.

Археогр. сб. док-тов, относящихся к истории Северо-Зап. Руси. Вильна, 1900. Т. 12. С. 17–163; 1902. Т. 13. С. 8–18.

Описание док-тов архива западнорус. униатских митрополитов. СПб., 1907. Т. 2.

Розов  В. [А.] Украiнськи грамоти. К., 1928. Т. 1: XIV в. i перша половина XV в. № 17. С. 32–33; № 62. С. 113; Грамоти XIV ст. / Упорядк., вступ. ст., комент. i слов.-покаж. М. М.

Пещак. К., 1974. № 35. С. 66–67, № 85. С. 149.

Friedelowna T. Ewangeliarz Lawryszewski: Monografia zabytku. Wroclaw; Warszawa; Krakow; Gdansk, 1974. Nr. 1–2. S. 66–67, Nr. 4–7, 9–10. S. 67–70.

Русина О.В. До атрибуцii вкладних записiв Лаврашiвського Євангелiя // Украiнський археогр. щорiчник. К., 1999. Нова серiя. Вип. 3/4. Т. 6/7. С. 100–101.

 

Литература:

Lukaszewicz J. Historia szkol w Koronie i w Wielkim Xsiestwie Litewskim od najdawniejszych czasow az po rock 1794. Poznan, 1851. T. 4.

Smorag-Rozycka M. Ewangeliarz Lawryszewski. Krakow, 1999.

Stebelski I. Dwa wielkie swiatla na horyzoncie Polockim. Wilno, 1781. T. 1. S. 166–179.

Диковский Н. Базилианский орден и его значение в западно-рус. униатской церкви в XVII и нач. XVIII в. – до Замойского провинциального собора 1720 г.// Гродненские ЕВ. 1906. № 24/25.

Димитрий (Самбикин), еп. Месяцеслов святых всею Русскою Церковию или местно чтимых. Каменец-Подольск, 1893. Вып. 2. Окт. С. 152–154.

Д[митрие]в М.[А.] Лавришево // День. 1864. № 42. 17 сент. С. 14–15.

Зверинский. Т. 3. № 1709. С. 86–87.

Кацельнiкаў А. iерэй. Да пытання пра заснавальнiка Лаўрышаўскага манастыра // Праваслаўе. 2012. № 18.

Краўцэвiч А.[К.] Археалагiчныя даследваннi Лаўрышаўскага ман-ра на Панямоннi // З глыбi вякоў: Наш край. Мн., 1996. Вып. 1. С. 228–236.

Макарий (Булгаков), митр. История РЦ. Кн. 3.

Николай (Трусковский), архим. Ист.-стат. описание Минской епархии. СПб., 1864.

Описание церквей и приходов Минской епархии. Мн., 1879. Ч. 9: Новогрудский у. С. 66–71.

Посещение преосв. Митрофаном, еп. Минским и Туровским с. Щорсы Новогрудского у. // Минские ЕВ. 1913. № 17. Ч. неофиц.

Савич К., свящ. Явление из современной религиозной жизни одного прихода в Западно-рус. крае // Тр. КДА. 1874. Т. 1. Янв. С. 98–110.

Самусiк А.Ф. Базыльянскi ордэн у сiстэме асветы Беларусi: (XVII – 1-я трэць ХIХ ст.) // Хрысцiянства у гiстарычным лёсе беларускага народа: Зборнiк навуковых артыкулаў. Гродна, 2008.

Свенцицкий И. Лаврашевское Евангелие нач. XIV в.: (Палеографическо-грамматическое описание) // Изв. ОРЯС. 1913. Т. 18. Кн. 1. С. 206–228.

Семянчук А.[А.] Лаўрышаўскае Евангелле // Silva rerum nova: Штудыi ў гонар 70-годдзя Г.Я. Галенчанкi / Уклад.: А. Дзярновiч, А. Семянчук. Vilnius; Miensci, 2009. С. 236–246.

Чистович И. А. Состояние униатской церкви в России в царствование имп. Александра I // ПО. 1879. Т. 2.

Щапов Я. Н. Восточнославянские и южнославянские рукописные книги в собраниях ПНР. М., 1976. Ч. 1. № 32. С. 78–85.

 

Примечания:

 

[1] Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Т.3. М.: Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1995. С. 105.

[2] Archiwum klasztoru Ławryszowskiego przepisane roku 1791 // Библиотека Вильнюсского университета. Отдел рукописей. F4 (А2105). С. 253.

[3] Кузьмин А. В. Елисей, [прп., Лавришевский] // ПЭ. Т. 18. С. 406–407

[4] Archiwum klasztoru Ławryszowskiego przepisane roku 1791 // Библиотека Вильнюсского университета. Отдел рукописей. F4 (А2105). С. 253.

[5] Там же. С. 253

[6] Kojalowicz A. Miscellanea rerum ad statum ecclesiasticum in Magno Lithuaniae Ducatu pertinentium. Вильно, 1650. P. 8, 36.

[7] Николай, архим. Историко-статистическое описание... С. 131.

[8] Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской Церкви. М.: Крутицкое Патриаршее подворье. Общество любителей церковной истории, 1998. С. 217. Данное издание является репринтом с издания 1903г.

[9] Грамота, пожалованная митрополитом Киевским и Галицким Иосифом Супрасльскому монастырю 2 февраля 1514 года // Акты, издаваемые коммиссиею, высочайше утвержденною для разбора древних актов в Вильне. Т.1. Вильна, 1865. С. 38 - 41.

[10] Kojalowicz A. Miscellanea... Р. 36. См. также: Stebelski I. Dwa wielkie światła… S. 170.

[11] Речь идет о бывшей монастырской церкви, на тот момент подчиненной Новогрудскому униатскому монастырю ордена святителя Василия Великого (OSBM). Фактически, это - все, что осталось от Лавришевского монастыря к середине XVII века.

[12] Кузьмин А.В. Елисей, прп… С. 407.

[13] Татищев В. История Российская. Т. 3. М.: Аст - Ермак, 2005. С. 27.

[14] ПРСЛ. Т. 32. Литовско-белорусские летописи. М.: Наука, 1975.С. 29.

[15] См.: Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей / Под ред. В.П. Семенова. Т.9. Верхнее Поднепровье и Белоруссия. СПб.: Изд. А.Ф. Девриена, 1905. С. 430.

[16] ПСРЛ. Т. 35. С. 94, 150–151, 178, 198–199, 219–220; Т. 32. С. 33–34, 135–136.

[17] Огицкий Д.П. Великий князь Войшелк. URL: www.bratstvoprav.narod.ru/Vojshelk.htm. (дата обращения 23.02.2012).

[18] Огицкий Д.П. Великий князь Войшелк. URL: www.bratstvoprav.narod.ru/Vojshelk.htm. (дата обращения 23.02.2012).

[19] Кузьмин А.В. Елисей, прп., Лавришевский // Православная энциклопедия. Т. XVIII. М., 2008. С. 406.

[20] Конгрегация XXVI. Бельская, 1709г. // Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-западной Руси. Т. 12. Вильна, 1900. С. 163.

[21] Obiasnenia praw y konstytucyow zakonnych // Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси, издаваемый при Управлении Виленского учебного округа. Т. 13. Вильна: Типография А. Г. Сыркина, 1902. С. 17.

[22] Краўцэвiч. Вып. 1. С. 234–235; он же. Лаўрышаўскi ман-р // Археалогiя Беларусi: Энцыклапедыя: ў 2-х тт. Мн., 2011. Т. 2. С. 10.

[23] Б-ка Вильнюсского ун-та. ОР. А-2105. Archiwum klasztoru Lawryszowskiego przepisane roku 1791. Л. 46.

[24] Розов. Розов  В. [А.] Украiнськи грамоти. К., 1928. Т. 1: XIV в. i перша половина XV в. № 17. С. 33

[25] Розов. 1928. № 62. С. 113 (с ошибочной датировкой – 1429 г.); НИАБ. Ф. 147. Оп. 2. Д. 175. Л. 1751.

[26] Щапов Я. Н. Восточнославянские и южнославянские рукописные книги в собраниях ПНР. М., 1976. Ч. 1. № 32. С. 80.

[27] Щапов. 1976. Ч. 1. С. 80–81; Русина О.В. До атрибуцii вкладних записiв Лаврашiвського Євангелiя // Украiнський археогр. щорiчник. К., 1999. Нова серiя. Вип. 3/4. Т. 6/7. С. 100–101. № 2, 5.

[28] Щапов. 1976. Ч. 1. С. 81–82.

[29] Русина. С. 99–100.

[30] Русина. С. 98, 100, 101.

[31] Boniecki A. Poczet rodоw w Wielkiem ksiestwe Litewskiem w XV i XVI w. Warszawa, 1887. S. 379.

[32] Институт рукописи Национальной библиотекии Украины. Ф. 160. Д. 301.

[33] НИАБ. Ф. 147. Оп. 2. Д. 175. Л. 1727 – 1727об.

[34] Там же. Л. 1727, 1728, 1732.

[35] НИАБ. Ф. 147. Оп. 2. Д. 175. Л. 1261 – 1261об.

[36] Библиотека Вильнюсского университета. ОР. А-2105. С. 307.

[37] Диковский. 1906. № 24/25. C. 678.

[38] Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси. Вильна, 1902. Т. 13. С. 17 – 18.

[39] Библиотека Вильнюсского университета. ОР. F4-А439-20225. С. 2.

[40] Лосева О. В. О землетрясениях в греч. и древнерус. месяцесловах и об особенностях Холмского Евангелия XIII в. // ЗОР [РГБ]. М., 2000. Вып. 51. С. 343–344, 347–349; она же. Рус. Месяцесловы XI–XIV вв. М., 2001).

[41] Lukaszewicz. 1851. T. 4. S. 263 – 276; Чистович. 1879. Т. 2. С. 657.